Женщины Бургмана

ЛИВ. Давай поговорим с тобой начистоту, как лучшие подруги. В конце концов, я единственная пока, кому ты можешь довериться, не так ли? Неужели ты веришь, что тебя вылечат? Ответь.

Ингрид опустила руки.

ЛИВ. Так знай! Я слышала разговор доктора, и он сказал, что тебе ничего не поможет. Одна хорошая новость: ты будешь говорить, - и все! Тебе этого мало? Почему ты не реагируешь на мои слова? Зачем тебе голос? Зачем пение? Кому от этого хорошо? Ты думаешь - публике? Ты сильно ошибаешься! Ты никому не нужна! Сегодня тебе рукоплещут и кричат «бис», а завтра никто не вспомнит твоего имени. Никто! Ты будешь стареть, волосы покроются сединой, а тебе никто не позвонит. Даже когда ты умрешь, ни один телевизионный канал не будет скорбеть по известной когда-то певице. Это даже к лучшему, что голос ты потеряла сейчас. Это провидение дает знак тебе. Забудь о сцене. Забудь! Допустим, что и разговаривать ты не будешь. Ну и прекрасно! Ты будешь нема, как рыба, а мужчины любят, когда женщины молчат. Ты станешь для него любимой русалкой. (Смеется). Что я такое сказала?

Ингрид заплакала. Соленые хлопья падают на бинт.

ЛИВ. Прости. Я расстроила тебя? Да? Так ты извини. Но знай, что я всегда права. Подумай, а мне надо уйти. (Уходит).

ЖАЖДА

Ингрид вытерла слезы. Немного успокоилась. Выпила стакан воды, стоящий на столе, и включила музыку. Легла на кровать. Приподнялась. Ей мешала книга, которую забыла медсестра. Ингрид пробежала глазами по страницам, нашла то место и быстро прочитала. Неожиданно она начала вырывать страницы в бешеном порыве отчаяния. Клочки бумаги, как рождественский снег, окутали пол. Ингрид съежилась от холода и села за стол.

ИСТОЧНИК

Входит Лив.

ЛИВ. Вот опять и я! Знаешь, это так приятно работать в воскресенье. Начальства нет. Делай, что хочешь. Можно и на кровати поваляться. Красота! (Падает на кровать). Так хочется поспать. Встаешь рано. Идиотская работа! А человеку надо хоть немного здорового сна. (Закрывает на минуту глаза). Что ты там сидишь? А что это? (Свешивает ноги на пол. Начинает поднимать обрывки книги и узнает их). Что ты наделала? Ты хоть понимаешь, что это из библиотеки? Что я теперь буду делать? Как ты могла?

Голос Лив жалко треснул. Она подбирала кусочки, пытаясь их выровнять и сложить в целую страницу. Ингрид подошла и начала помогать ей.

ЛИВ. Как ты могла? Зачем?

Она плакала, а Ингрид подавала ей порванные листы.

ЛИВ. Какая я несчастная! Я… Я…

Ингрид гладила ей волосы, чтобы успокоить нескромные чувства. От теплого прикосновения рук Лив становилось необъяснимо легко на душе. Рука смягчалась на заплаканных щеках, и Лив всхлипывала от приятных слез. Ингрид взяла лист и сделала из него птицу, которая взмыла вверх, летя от невзгод и обид. Бумажная птица разбилась. Лив отдернула руку сочувствия, чтобы не быть доброй.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Публикации по теме: