Великодушие, или Рекрутский набор

Борис. И совсем разоришься, коли будешь в эдакой работе обретаться.
Герасим. Вот! А чем худа наша работа? Нет, не говори этого; работа наша славная! Летом мы пашем, сеем, косим, зимой ездим по дорогам.
Борис. Славная? Самая низкая, самая подлая работа.
Герасим. Подлая? Бурмистр! Что ты это сказал? Да как ты отважился нашу работу порочить? Что сам не умешь пахать, так и нас думашь осуждать. Да понимашь ли ты всю силу нашей работы?.. Кто поставляет в город припасы? Кто содержит всю армию? Кто отдает сынов своих на службу царю и царству? Кто в поте лица обувает, одевает, питает и царя, и дворянина, и купца, и мастерового? Кто? — Крестьянин, хлебопашец, кормилец роду человеческого! Почитай, брат, нашу работу, без нее никакой прожить не может.
Борис. Оно пусть бы и так. Да кого же и гнетут-то? Кого всякий обирает? Кого обижает? Кого и человеком даже почесть не хотят? Крестьянина, хлебопашца!
Герасим. А кто угнетает? Кто обижает? Кто человеком почесть нас не хочет? Тот, кто сам давно уж не человек. Честный да умный боярин знает, что я такой же человек, что он, а что я хлебопашец, так мне же слава; из которой земли я сделан, с тою же землею и обхожуся, и так с ней свыкся, что не боюсь того часа, когда в нее идти, а это не шутка. Большие люди трепещут земли, а наш брат обнимается с ней. Родная ты моя! Я сладко в тебе усну.
Борис. А пока не уснул еще, так взялся б за другое, что повыгоднее?
Герасим. Да что есть выгодней нашей работы?
Борис. Как что? Пуститься в торг.
Герасим. Пуститься в торг? А торговать-то по вашему, чтоб православных обманывать, да самого бы обманывали, набирать в долг товаров, а коли разбогатеть, так притаиться разоренным, назваться по-вашему банкрутом, а по-нашему — плутом, и чужою гибелью обогатить себя? Старики наши того не делали и нам не приказали. Нет, где уж лучше питаться праведными трудами. Мать сыра земля дает нам всего вдоволь; хоть руки у нас от нее и черны, да сердца белы.
Борис. Да много ли ты выработаешь своею пашнею?
Герасим. Столько, что сам сыт, да и другому уделю. А что лучше-то всего, так всегда слыву добрым человеком. Савельич! Кто жаден к деньгам, тому всего мало, а кто доволен немногим, тому полно и своего.
Борис. А как понадобится на забавы, где возьмешь? Чем потешишься?
Герасим. Как чем? У нас есть свои забавы.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те ж, Аграфена и Архип.

Аграфена. Подь сюда, дитятко, подь, вот говори ему, Борис Савельевич!
Архип. Герасим, давно ль ты приехал?
Герасим. Что у вас такое? Здорово, ребята!
Архип. Друг сердечный! Не достало у меня пяти рублей на рекрутские, так хотят в солдаты отдать.
Герасим. Что?.. Из пяти рублей разорить целый дом! Борис, не этим ли ты задумал промышлять? Да ведашь ли, каки тут барыши? Проклятие! Кажись, осталось. (Вынимает кожаную книжку и, нашед в ней пятирублевую ассигнацию, вскрикивает.) Есть, на, брат Архип! Мы люди не торговые, так и совесть у нас не продана.
Аграфена (обнимает Герасима). Герасим! Спаситель! Образ твой выменяю.
Вместе



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20


Публикации по теме: