У потомков мамонта …

СОБРИНСКИЙ: Вот, спасибо, голубчик! (поворачивается к КЕМУЕВУ) Ильдус Шарипович, а у Вас нет такого чувства, а? Ну не может же оно всё время у меня одного быть?! Может, у Вас тоже?
КЕМУЕВ (взрывается): Да нет у меня этого чувства, в конце-то концов! И ног нет!!! На выставку ехать, а ног нет! Вот такая чума на нас свалилась!
СОБРИНСКИЙ: Что Вы говорите? В Институте чума?! Откуда?!
ВАДИМ: Ноги у Мамонта пропали, Кирилл Алексеевич! Вот и вся чума.
СОБРИНСКИЙ: Ноги у Мамонта? (молчит в удивлении, потом начинает смеяться) Ох, Вадюшка, шутник Вы мой! А что-нибудь посущественнее у Мамонта не пропало? (продолжает смеяться)
КЕМУЕВ (угрюмо): Вадим не шутит.
СОБРИНСКИЙ (в изумлении замолкает) А-а? .... (смотрит на ВАДИМА, потом на КОРОБУШКИНА)
КОРОБУШКИН:  У Мамонта ноги спи... стырили! Вчера утром были, а к вечеру -  фьють!  - умыкнули, как в сказке! Все четыре нижних кости - две локтевых, две берцовых, одни штифты оставили.
СОБРИНСКИЙ (всё ещё не понимая): Так это у Мамонта ноги пропали?!
ВАДИМ: Ну не у Лицезарской же!
КОРОБУШКИН: Финансированию кранты! (тише)  И поездке Вадима Аркадьевича тоже! (ВАДИМ бросает презрительный взгляд в сторону КОРОБУШКИНА)
СОБРИНСКИЙ: Ой, дружочки мои, кошмар какой! Какое ЧП! (вошедшей Лицезарской) Аннушка, Вы слышали, у нашего Мамонта ноги попали!
ЛИЦЕЗАРСКАЯ: Да я это первая обнаружила!
КОРОБУШКИН: Ну всё, Лицезарской – медаль!
СОБРИНСКИЙ: Как же Вы такое пережили, когда Мамонта без ног увидели?! Бедная Вы моя! (ВАДИМ закатывает глаза) Ильдус Шарипович, а что народу сказали?
КЕМУЕВ (в бессилии): Не сказали ещё ничего... А после обеда совещание у директора по поводу выставки...
КОРОБУШКИН: Да никто не заметит! Мамонт не первую пятилетку стоит, на него уже никто внимания не обращает. А если кто поинтересуется, можно сказать, что ноги в музее у фотографа, будто он снимки для нового каталога делает.
КЕМУЕВ: Михаил прав. Паника в Институте не нужна. Можно и про фотографа сказать, пока не узнаем, кто это сделал...
СОБРИНСКИЙ (в испуге): Неужели из институтских?!
КЕМУЕВ: Выясним.
СОБРИНСКИЙ (поспешно встаёт) Ну, дай Бог, дай Бог! Всё раскроется, всё отыщется, уверяю вас! Пойду я, а то только мешаться буду. Я вчера рано ушёл, ничего не видел, ничего не слышал, какой с меня спрос. Ильдус Шарипович, всё обойдётся, не волнуйтесь! Аннушка, на Вас лица нет (берёт Лицезарскую за руки) Не переживайте так! Ох уж Вы моя (вздыхает) ... Дюймовочка! (поспешно уходит)
ВАДИМ: Ну так как же, Миша, холодец удался?
КОРОБУШКИН: Какой холодец, Вадим Аркадьевич?! Ты что, с дуба рухнул?!
ВАДИМ (с иронией): Наваристый, Мишенька! Из мамонтовых ножек!
КОРОБУШКИН: Чего-о-о?!
ВАДИМ: (переходит на серьёзный тон) Признавайся, куда ноги дел? Думаешь, всё обойдётся, никто ничего не заподозрит?!
КОРОБУШКИН (почти кричит): Да в чём заподозрят! Что ты несёшь?! С ума сошёл?!
КЕМУЕВ: Михаил, успокойтесь. Вадим, что Вы такое говорите?! Я Вас не узнаю!
ВАДИМ: Извините, Ильдус Шарипович.

Вот тут нашел статью "Прощание с начальной школой торжественная линейка" - хороший сценарий



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47


Публикации по теме: