Тысяча дней Анны Болейн

Кромвель. Милорд!
Генрих (выбив из рук секретаря суда перо и книгу). Довольно тут скрипеть пером, крючок! Сказал он, что ты будешь жить? Ну, отвечай!
С м и т о н. Сказал.
Г е н р и х. Он лгал тебе. Тебя ждет смерть на плаке. что ты ни скажешь, ты умрешь, певец. А так как ты не купишь ложью жизнь, выкладывай-ка лучше правду.
С м и т о н. Но почему я должен умереть?
Г е н р и х. Ты все равно умрешь, и твой ответ спасти тебя не сможет. Ты должен это знать. Теперь скажи: что было между вами?
С м и т о н (приходя в себя). Что было между мной и короле­вой? Конечно, ничего. Она была цобра, любезна, спра­ведлива. Я не желал ей зла. Меня сломили пытки: веревки, дыба и щипцы.
Генри х. Убрать его.

Судебный пристав уводит Смитона.

Но  это все могло бы быть и правдой. (Анне.) Когда мы встретились, ты не была невинна. Ты говорила это мне сама. Ты до меня была близка с мужчиной.
Анн а. Уж не попал ли ты в ловушку, Генри, которую расставил для меня? За все свидетельства моей вины ты заплатил из своего кармана. И начинаешь сам же верить им?
Генрих (несколько мгновений пристально смотрит на нее, затем отворачивается). Я сделал глупость, что пришел сюда!
А н н а. Зачем же ты пришел?
Генрих. Узнать наверняка! (Снова смотрит ей в лицо.) Узнать всю правду! Но так и не узнал ее! Ее иге знает ни один мужчина!
Анн а. Ты хочешь знать, была ли я верна?
Генрих. Да, это! Да! Была ли ты верна, когда я так пылал
К тебе лю6овью! Но этого мне не дано узнать! Ты ска­жешь «да» -останется сомненье, а скажешь «нет» - я в этом усомнюсь. Каков глупец! Как, впрочем, все мужчины!
Анн а. Есть, Генри, и другая глупость. Ты можешь выслушать меня? Минуту?
Генрих. Нет.
Анн а. Ну что ж, иди.
Но раз уж речь зашла про глупость...
Ты приказал меня упрятать в Тауэр
И обвинить в супружеской измене,
велел судить - нас судят, как в гробу, ?
меня и их - в гробу, покрытом крышкой, ?
здесь глохнет голос чести, воздух Мертв,
и нет для нас ни права, ни защиты –
лишь пытки, ложь, намеренный обман.
Ты сделал это из любви к другой:
ты хочешь вычеркнуть Меня из жизни,
чтоб с нею жить, плодить с ней сыновей...
А устранить меня куда как просто:
убил - и все, не то что долгий ад
мучительной борьбы с Екатериной.
Так вот, ты сделал это - все понятно, ?
но вдруг ты сам являешься сюда ?
узнать, а не было ли впрямь чего,
не пострадала ли мужская гордость?
Следишь и слушаешь, как кот в углу,
готовый сцапать ротозейку-мышку.
А после выбегаешь из засады,
чтоб выяснить, носил ли ты рога!
И все равно - вот глупая - я рада,
всем сердцем рада видеть здесь тебя!
Смотрю, смотрю, смотрю, не насмотрюсь
и радуюсь, глупейшая из женщин!
Иди теперь. Ты знаешь про меня.
Не ранена твоя мужская гордость.
Генрих. О, Нэн...
А н н а. Имей в виду, мне жалости не надо ?
я тоже ведь горда -под стать тебе,
пусть сердце и сыграло злую шутку,
тебя поставив там и здесь - меня.
Но Ты скажи мне, что это за суд,
где пэры немы, точно неживые,
где обвинитель запугал судью,

Napapijri толстовка мужская купить мужские толстовки napapijri brandshop.ru.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54


Публикации по теме: