Тысяча дней Анны Болейн

что ваш народи тут пойдет за вами,
когда вы грабите его мать-церковь,
съедаете ее детей, кладете
в гнездо кукушечьи, чужие яйца,
веля нам с этим слепо примириться?
Генрих. Вы смелый человек,
сэр Томас Мор, но, знаете, в словах
про королевский перст есть доля правды.
Народ пойдет за мной.
М о р. Но почему?
Г е н р и х. Народу ненавистен Рим.
Он рад избавиться от папской власти.
Я больше по душе ему, чем папа.
Так не было десяток лет назад,
но стало так сегодня.
М о р. Не знаю. Может быть, вы правы.
Подобное уже бывало снами.
Вы предугадывали ход со6ытий.
Генрих. Поверьте, так оно и будет.
Зачем упорствовать? Поставьте подпись.
М о р. Перст короля --у вас, не у меня.
А у меня другой советчик совесть,
И я поставить подпись не могу.
Фиг ш е р. Я тоже не могу.
Х о к т о н. Ни я, милорд.
Г е н р и х. Мне очень жаль.
М о р. Нам можно уходить?
Г е н р и х. Идите, господа. Вы сами предпочли уйти из жизни.
М о р. Жизнь будет продолжаться и без нас.
Г е н р и х. Что так, то так. Прощайте. Ступайте с ними, Нор­фолк.
Норфолк. Иду, милорд.

М о р,  Х о к т о н  и  Ф и ш е р, поклонившись, уходят вправо; вслед за ними уходит Н о р ф о л к.

В у л с и.. Вы мне поможете подняться, Том?
К р о м в е л ь. Да, сэр. (Помогает кардиналу Вулси встать на ноги.)
В у л с и.. Одни идут на смерть за убежденья, к другим сама идет навстречу смерть. Прощайте, государь. Прощайте, королева.
Г е н р и х. Прощайте, кардинал.
Анна (тихо). прощайте.

Кромвель вместе с опирающимся на его руку В у л с и уходят вправо.

Генрих. Ну, вот и все. Они -последние, кто смел поднять свой голос. Все прочие погибнут молча. (повернувшись к    Анне.) Послушай, Анна.
Анна Да?
Г е н р и х. Я сделал все, о чем ты говорила,
когда мы танцевали в первый раз.
Я сделал все –
И даже сделал больше:
О собственном дворце
ведь не было и речи.
Анна. Да-да, ты сделал больше.
Г е н р и х. На белом свете, надо полагать,
такого короля и не бывало,
который 6ы принес столь много жертв,
ища дорогу к сердцу милой.
Из года в год
Я день и ночь крушил, ломал и бил,
разил и сек, врубаясь в лес законов,
церковных догм, событий
и в плоть друзей,
чтоб, наконец, пробиться в этот день!
Пробиться в этот день и молвить:
«Я выполнил ее условья
И честно заслужил ее любовь».
За все те дни,
когда, целуясь жарко,
с тобою мы делили ложе страсти,
забыв весь мир, одни на целом свете,
ни разу я, ни разу не услышал
желанных слов «люблю тебя».
Сейчас-то уж родная Нэн,
конечно, мне их скажет?
Анн а (после паузы ). Да, я люблю тебя.

Г е н р и х...Совсем  не то, что я котел услышать. Не то, не то.
Анн а. Чего же ты хотел?
Г е н р и х. Не знаю...
Но только чувствую: стоит стена.
душой - ты не моя.
А н н а. Я что-нибудь... недосказала?
Г е н р и х. Наверно, да. Хотела 6ы - сказала.
Но ты не хочешь. Может, таки лучше.
Ну что ж, идем смотреть дворец.
Анн а. Осмотрим эти йоркские чертоги
и выберем жилище для тебя.
Г е н р и х. А 6уду ли я здесь тебе желанен?

Контроль детского веса медицинские весы.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54


Публикации по теме: