Тысяча дней Анны Болейн

Г е н р и х (появляясь вслед за слугой). Отлично сказано. И коротко и ясно. Слуга у вас - на редкость славный сла6оумный малый. Не правда ли, дружок? (Похлопывает слугу по спине.)
С л у г а. Так точно, сир. Как вашему величеству угодно. (Ухо­дит.)
Болейн. Вы в этом доме, сир, всегда желанньпй гость.
Г е н р и х. Как вы - в моем, сэр Томас. Теперь -мои манеры. По-моему, я поздоровался со всеми, кроме леди Анны. Вы мне, прелестная, подарите ваш поцелуй?
Анн а. Конечно, ваша милость.

Генрих с довольным видом подходит к ней, раскрыв объятия. Анна, склонясь в реверансе, холодно целует ему руку.

Генри х. Нет, не такой мне нужен поцелуй, красотка.
Анн а. Я пью лекарства от простуды, сир. У них такой ужасный
запах, что вы его мне Не простите ввек.
Г е н р и х. Ане пытались вы лечиться гиппокрасом? Пить каж?
дый час стакан горячего целебного вина?
Анна . Пока что нет.
Г е н р и х. Попробуйте! Я вам сегодня же пришлю вина, кото­рое готовил сам на пряностях и травах. Здоровье ваше значит для меня так много, что вам, голубушка, никак нельзя болеть. Жизнь слишком быстротечна, чтобы тратить краткий срок, что нам отпущен, на всякие болезни. (Неожиданно наклонившись, целует ее в губы.) На ваших губках нет ни жара от простуды, ни запаха лекарств, но есть, красавица, медовый привкус застенчивых девичьих уст... Позвольте отослать всех этих провожатых.
Анн а. Не надо.
Г е н р и х. Я, с позволенья вашего, их все же отошлю - вер­ней, без позволенья. Отцы, мамаши, кардиналы - все эти
лица могут нас покинуть.

Вулси, Томас и Елизавета Болейны с поклонами отступают в темноту правой стороны сцены.
Когда 6ы знали вы, как сильно у меня трепещет сердце, как сперло дух волненье! Поверьте, Нэн, в делах любви король несчастлив. Я к вам пришел, испуганный, как школь­ник, что в первый раз поднес букетик даме, но как узнать, понравился ли я? И нравлюсь ли кому-нибудь из женщин? Я обречен всегда блуждать в потемках: ведь я король, любить которого считают долгом, как платить налоги... Я вас прошу об одолженьи, Нэн. Смотрите на меня не как на короля, который может и приказать и требовать, а как на робкого влюбленного мужчину, который мучится сомненьем, надеется и хочет быть любимым таким, каков он есть.
Анн а. Но если вы обычный смертный, робеющий и мучимый сомненьем, зачем же вы направили посла, чтоб припугнуть меня и вырвать у меня согласье?
Г е н р и х. А разве я послал посла?
А н н а. За вас тут распинался Вулси.
Г е н р и х. Он делал это как-ни6удь неловко?
А н н а. Нет, очень ловко. Ясно дал понять, что всякое желанье
короля — для подданных закон.
Г е н р и х. Ну, значит, он сказал не то. Клянусь вам, Нэн, со мной стряслось несчастье: я полюбил. Сначала я хотел перебороть
любовь, но, часто видя вас, пытаясь вас не видеть, о вас не думать, я только лишь сильней влюблялся. Теперь я больше не могу скрывать свою любовь. Я должен нам открыться. Прошу вас, сжальтесь... Сказать по правде, я никак не мог решиться сказать вам сам. Я так боялся!

ПФМ: продажа манекенов для одежды.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54


Публикации по теме: