Тройка с бубенчиками

В комнату входит Егор. Вернее, вваливается. Пьяный, весь в грязи, рукав куртки порван, в растрепанных волосах кожурки из-под семечек.
Егор (плюхается на пол, на чистый ковер). А вот и я!
Нинель Петровна (пробует встать с кресла, но безуспешно: ноги подкашиваются, сборник валится из рук). Г-гошенька!.. Г-гошенька!.. Что с тобой?!.. Что с тобой!?
Егор. А-а ш-што?.. У нас седня была на фкультете кынференция…
Нинель Петровна. При… при чем тут конференция!?.. Ты бы посмотрел на себя!!! Какая еще конференция!!!???
Егор. Нучно-прыктическая… Сначала официальная часть, птом неофициальная…  (рыгает). После официальной части я хтел на курсы японского, а декан мне грит: надо, Гоша… пообщаться со светилами в неформальной обстановке…
Нинель Петровна (кричит). Так что теперь, нажираться, как последний слесарь!?.. Ничего не пойму!.. Ты же был раньше на конференциях, и ничего!..
Наверху слышатся удары молотка: гвозди заколачивают. Нинель Петровна мгновенно протягивает руку с растопыренными пальцами вверх, посылает пассы, бормочет: «Зло! Меня не коснись, назад возвернись! Зло! Меня не коснись, назад возвернись! Чур меня, чур меня, чур меня!...» Удары смолкают, Нинель Петровна опускает руку и снова устремляет взгляд на Егора.
Нинель Петровна. Ты же не напивался раньше-то?.. Гошечка!..
Егор. Оставили меня одного на три часа… в пустом зале… Сами уперлись перед банкетом еще куда-то, а меня оставили… Посиди, грит, присмотри пока за вещами… Большой зал пустой. Кресла, много рядов, потолок высокий. Сижу, сижу, сижу, не знаю, чем заняться, ни компьютера, никаких книжек, ниче, и свет отключили почему-то… Вырубили… Ваще не знаю, че делать! Ваще нечего делать!... Сижу, главно, темно так, тихо…  Помнишь, мамуль, я еще тогда, на первом курсе с одной третьекурсницей познакомился, Люда ее звали…
Нинель Петровна. Какая еще Люда?.. А-а-а, прошмандовка-то эта? Мамаша-то эта 46-летняя с ребенком?
Егор.  26-летняя.
Нинель Петровна. Какая разница… Губа-то у нее не дура была! Вон куда раскатала губищу-то! На  Гошечку моего невинного, чистого, мальчика молоденького! В узду хотела, в кабалу, в рабство поработить, на шею сесть и ножки свесить! Пахал бы ты на нее сейчас слесарем на заводе, спины не разгибал, а сам бы черствым хлебом питался!... А ей-то бы, конечно, хорошо – сидела бы у телевизора, попкорн жрала да в потолок поплевывала, тварь бесстыжая!..
Егор (он как-то быстро трезвеет). По-омнишь, смотри-ка ты… А Ирину?.. Ее, наверное, забыла. Это совсем давно, еще в девятом классе…
Нинель Петровна. Какую еще Ирину?
Егор. Ну, невысокую, с кудрявыми волосами черными…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


Публикации по теме: