ТОРЖЕСТВО БЛАГОДАРНОСТИ. Драма

ЛИОДОР. Конечно все эти неприятности ничто в сравнении душевных радостей взаимной любви и домашнего спокойствия. Что может быть для человека приятнее, драгоценнее, когда возвратясь от должности он бросается в объятия милой жены? Что может быть блаженнее, очаровательнее, когда, нашед в милой девушке нечто небесное, неизъяснимое, получишь право на вечное ею обладание? Придет ли тогда в голову мысль искать удовольствий в шумном свете, когда все радости в своем доме!
ДОБРОСЕРДОВА. Не обманывай себя, Лиодор! страсть тебя ослепляет; поверь в том мне, единственному и истинному другу своему; я тебя знаю. Знаю тебя лучше, нежели ты сам себя знаешь. Знаю и то, что ты столько благороден, что выше всего поставляешь любочестие. Неужели же ты воображаешь, что любовь твоя до тoго всемогуща, чтo истребит в тебе этo любочестие? Никогда. Она его заглушит только на некоторое время, но любочестие в тебе пробудится и тогда всякий нелов-кий шаг жены твоей крестьянки, каждое некстати сказанное ею слово, даже в кругу приятелей, 6удет бесить тебя и мучить. И тогда, друг мой, какими глазами будешь ты смотреть на ту женщину, над которой смеялись ее неловкости-сти, на ту женщину, которая принудила тебя покраснеть от некстати сказанного ею слова; покраснеть, может быть, в первый раз от роду. И тогда друг мой, милый друг мой, где тот феникс, для которого ты отказался от удовольствий света, от приятных связей, от лестных выгод, от такой жены, которая бы с душевными достоинствами доста-вила тебе знатность, богатство...
ЛИОДОР. Но может ли богатая невеста сравнить-ся с невинною, добродетельною, обворожительною...
ДОБРОСЕРДОВА. Не сравниться, а превзойдет ее всякая, воспитанная по правилам здравого рас-судка и добродетельного сердца, в правилах закона и веры. Молодые люди! О если бы вы замечали не наряды девиц на балах и в собраниях, но в кругу прия-тeльского общества и семейной жизни рассматpивали поступки их и достоин-ства, тo верно иначе бы рассуждали.
ЛИОДОР. Не спорю, матушка, что в большом свете есть много достойных девиц, но за чем мне там искать, когда я нашел уже в сельской простоте?
ДОБРОСЕРДОВА. Чтоб спокоить мать свою, которая живет для одного тебя и тобою одним дышит; а сверх того, чтоб не раздражить и дядю, от которого ты зависишь.
ЛИОДОР. Я завишу от дядюшки! Давно ли?
ДОБРОСЕРДОВА. Всегда. Неужли ты забыл, что если б дядя твой не вошел в расстроенное наше положение и не помогал уплачивать долги, оставшиеся после отца твоего, то у нас не было бы и этой маленькой де-ревни, которая едва может содержать меня! Неужли ты забыл, что если братец оставит меня в крайности, то я лишусь всего?
ЛИОДОР. Так позвольте мне теперь же к нему ехать. Я упаду к его ногам, оболью их моими слезами...
ДОБРОСЕРДОВА. Горишь, мой друг! горишь!... Я не удерживаю тебя, поезжай; но если дядя не согласится, то не осмеливайся раздражить почтенного старика, вообрази себе, что если бы не он, то я может быть не имела бы даже дневного пропитания.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Публикации по теме: