ТОРЖЕСТВО БЛАГОДАРНОСТИ. Драма

ЛИЗА. Ах, матушка! если б ты знала каково мне было об нем говорить с тобой. Я ежеминутно трепетала, чтоб не открылась ей тайна моего сердца! Неужли же в моем сердце заключается такая тайна? — Дай Боже, чтоб онa вечно в нем была сокровенна! Но если кто-нибудь проникнет; если узнают, что я столько ж его люблю, сколько и он меня любит... Он меня любит? — И я так счастлива! — Счастлива? Малодушная! Почитать то счастием, что на век погубить может. Вспомни, как барыня вместо ласкового приветствия, послала тебя за отцом. Отец мой не нужен ей был, она хотела только меня выслать. Почтенная моя благодетельница! Для чего ты возвысила меня выше моего состояния? Если б я осталась в невежестве, наравне с моими подругами, то я не осмелилась бы мечтать о невозможном. - Как для чего? — Для того, чтоб я умела управлять собою. Не тревожься, милая моя барыня, ты дала мне душу, я не лишу тебя спокойствия. (Обратясь к окошку.) Кажется батюшка с кем-то идет… Нет, я не в состоянии теперь быть ни с каким посторонними человеком. Уйду скорее к матушке.

ЯВЛЕНИЕ IV
ФЕДОТ и КРЕМНЕВ встречаются с Лизою в дверях.
КРЕМНЕВ. Здравствуй, красная девица! — Тьфу к черту! да я смолоду ни одного темпа ружьем так отрывисто не делал, как она теперь порхнула мимо нас. (Кладет на скамейку мешок свой и ружье.)
ФЕДОТ. A я без слез и взглянуть на нее не мог.
КРЕМНЕВ. Видно ты, дедушка, позапасся слезами.
ФЕДОТ. Да как не плакать-то, ваша милость, ведь я сказывал тебе, одно дитятко и есть, весь тут! Она ж его терпеть не может, эдако горе!
КPЕMНЕВ. Вот те на, будто горя и пережить нельзя. У нас вот бывает горе, как дурной командир попадется, но мы не плачем; знаем, что переслужим его.
ФЕДОТ. Эх, господин служивый, с командиром не век вековать, а с мужем одна мать сыра земля разлучит; и не оплачешь эку кручину!
КРЕМНЕВ. Послушай-ка, старик, мне вот смотреть на слезы также весело, как бывало в строю маршировать с рекрутом, который равняться не умеет. Полно хныкать-то; я ведь у тебя гость, а гостей так не потчуют. Ты накорми меня, напой, да спать положи, так я за твою-то хлеб да соль и постараюсь о тебе. Полковник наш человек предобрый, вот его попрошу, он поговорит с твоей барыней, так дело-то и переделается.
ФЕДОТ. Нет, не бывать этому. Ведь боярыня-то у нас такая добрая, такая милостивая, что и сказать нельзя; мы за ней так живем, инда казенные мужики нашему житью завидуют. Да видно, тут есть чтой-то... Нет, пособить этому нельзя. Знать уж мой талан такой! Не для радостей я на свет сей родился. Видно суждено мне вечно обливаться слезами.
КPЕМНЕВ. Да перестанешь ли ты, старик? Пообедаем-ка наперед, дедушка.
ФЕДОТ. Ладно, кормилец. Вот я баб кликну. (В сторону.) Не знаю, как им сказать. Воля Божья! скажу. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ V
КРЕМНЕВ, один.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Публикации по теме: