Темные аллеи

ГЕНЕРАЛ. Замужем, говоришь, не была?
ЖЕНЩИНА. Нет, не была.
ГЕНЕРАЛ. Почему?! При такой красоте, которую ты имела...
ЖЕНЩИНА/ не дослушав /. Не могла я этого сделать. Небось помните, как я вас любила!
ГЕНЕРАЛ / не сразу /.  Ах,  как хороша ты была!.. Как горяча, как прекрасна!.. Помнишь, как на тебя все заглядывались?
ЖЕНЩИНА. Помню,  сударь.  Были  и  вы отменно хороши.  И ведь это вы... это вам отдала я свою красоту, свою горячку. Как можно такое забыть.
Данилевский нахмурился, опять зашагал.
ГЕНЕРАЛ / бормоча /.  А! Всё проходит... Любовь, молодость - всё, всё...
ЖЕНЩИНА. Что кому Бог дает, Николай Григорьевич. Молодость у всякого проходит, а любовь - другое дело.
ГЕНЕРАЛ / остро глянув на неё,  с вызовом /.  Что ты хочешь  сказать?.. Ведь не могла же ты любить меня весь век!
ЖЕНЩИНА / спокойно,  ровно /. Значит, могла. Знала, что давно вас нет прежнего,  что для вас словно ничего и не было, а вот... Ведь было время, Николай Григорьевич,  когда я вас Николенькой звала... а вы меня - помните как?..
ГЕНЕРАЛ / отворнувшись, тихо /. Уходи... / Достал платок. /  Уходи, пожалуйста...
ЖЕНЩИНА / с недоброй улыбкой / И всё стихи мне изволили читать... про всякие 'темные аллеи'...
ГЕНЕРАЛ / прижимая к глазам платок, скороговоркой, не поворачиваясь /. Лишь бы Бог меня простил. А ты, видно, простила...
ЖЕНЩИНА. Нет,  Николай Григорьевич,  не простила. Раз уж разговор наш коснулся до наших чувств,  скажу прямо:  простить я вас никогда не могла. 'Всё проходит', да не всё забывается. Как не было у меня ничего дороже вас в ту пору,  так и потом не было.  Оттого и простить мне вас нельзя. Ну да что вспоминать, мертвых с погоста не носят.
ГЕНЕРАЛ. Да, да, не к чему... Прикажи подавать лошадей.
ЖЕНЩИНА. Как же?!.. Чайку-то...
Данилевский повернулся. Лицо его было уже сухо и строго.
ГЕНЕРАЛ. Одно я хочу тебе сказать,  Надежда... Никогда более я не был так счастлив... как тогда... Ты дала мне... лучшие минуты жизни... И не лучшие - а истинно волшебные!..Будь здорова, милый друг. Прикажи подавать...
Пауза. Затем женщина подошла к Данилевскому,  молча поцеловала  у него руку. Он поцеловал у нее. И взял с лавки шинель...
Дача Данилевских.
В тени  под соснами сидела, чистила вишни Клавдия Алексеевна. Поглядывала на веранду, где негромко пела под гитару Валерия и, полулежа в кресле-качалке, слушал ее Титов.
ВАЛЕРИЯ. Мне всё равно, страдать иль наслаждаться,
К страданьям я привыкла уж давно.
Готова плакать и смеяться,
Мне всё равно!
В открытом окне дома появился, замер, прислушиваясь, Жорж.
- Мне всё равно, враги ли мне найдутся,
Я к клеветам привыкла уж давно.
Пускай бранят, пускай смеются,
Мне всё равно!
Мне всё равно, сердечная ль награда,
Любовь забыта мной давно,
Меня не любят? И не надо!
Мне всё равно!
ТИТОВ. Чудесно...  Русская эстрада много потеряет, сударыня, если вы не осчастливите ее своим талантом.
ВАЛЕРИЯ / зардевшись /. Полно вам... Я пою только для души...

Шкафы и стеллажи для детских садов fm18.ru.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33


Публикации по теме: