СВЯЗНОЙ

Входная дверь резко с треньканием открывается. В зал вры­ваются двое молодчиков в серых костюмах в полоску и серых шля­пах. Они зорко окидывают взглядом оцепеневший зал. И с разных сторон бросаются к Йозефу. Он быстро лавирует между столика­ми, ловко уходя от преследователей. Падают стулья, бьется по­суда.
И в е т а (напряженно). Не успеет...
У края небольшой сцены с музыкантами Йозефа настигают. Молодчики бьют его лицом о сцену и тащат за руки к выходу. Го­лова его безжизненно мотается, ноги скребут по полу. У двери с его шеи соскакивает зеленый шарфик. Виталий Петрович испуганно
трет руки. Матильда в полуобморочном состоянии.
И в е т а. Старика не жаль. Он свое пожил. (Испытующе смотрит на Виталия Петровича.)
Оставшиеся музыканты начинают неистово наигрывать веселую игривую мелодию.
В и т а л и й П е т р. Отлично сказано! Жаль только, скрипач, бедняга, этого не знает...
И в е т а. Испугались! Да это я так. Пошутила... Жаль, черт, что не успел... Кстати, вы на скрипке не играете? А то бы подработали... в отпуске. Приятное с полезным.
В и т а л и й П е т р. Где-то я уже это слышал... Мысль неплохая. Но уж больно опасная профессия.
Матильда по-прежнему в состоянии прострации. Виталий Петрович наливает в рюмку водку и буквально вливает ее в рот Матильде.
И в е т а. Ладно, уж, сидите. Я не ревнивая. (Удаляется.)
В и т а л и й П е т р. Интересно, куда поволокли скри­пача...
Виталий Петрович встает, подходит к входной двери, поднима­ет шарфик, кладет его себе в карман и возвращается. Матильда оживает после выпитой водки.
М а т и л ь д а. Боже мой! Как это все страшно и ужасно! Бедный Йозеф! Вы не представляете, как я испугалась! Мне сей­час самое время уйти. Просто встать и уйти. А я не могу. Вы понимаете? Мне страшно. И я не могу… У меня бы сразу оста­новилось сердце. Я бы даже не мучилась…
В и т а л и й П е т р. Открою вам один секрет! Я испу­гался не меньше вашего.
М а т и л ь д а. Просто встать и уйти. Вы, пожалуйста, извините... Только никуда не уходите, ешьте здесь свой вине­грет… Я выпила вашу водку. Я такая нахалка! Но сейчас все из­менилось. Буквально все! То, что раньше было невозможно, ну просто невозможно, сейчас, пожалуйста… Что я такое говорю, прямо не понимаю, что со мной...
В и т а л и й II е т р. Да вы не волнуйтесь! Вспомните что-нибудь приятное, и три раза скажите: я - трусиха, я - удиви­тельный трусиха, я - самая трусливая на свете! Вам сразу станет легче. И учтите, пара отборных трусов может разогнать толпу отъявленных храбрецов. Это я вам говорю из собственного опы­та. Я когда сильно трушу, себя не помню. Ей богу!
М а т и л ь д а. Я понимаю, надо взять себя в руки.
В и т а л и й П е т р. Берите пример с окружающих. Вон посмотрите, едят, пьют, как ни в чем не бывало. В основ­ном люди из народа. Было плохое. Взяли и забыли. Это интелли­генция любит долго бояться. А простой народ испугался, да, бы­ло, но и сразу же забыл. Чего себя попусту изводить? А? (На­крывает ладонью руку Матильды.)



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35


Публикации по теме: