СВЯЗНОЙ

В и т а л и й П е т р. Рюмку водки... (задумывается.) Нет, пожалуй, грамм двести и что-нибудь закусить, На ночь на­едаться вредно. Ведет к раннему атеросклерозу!
И в е т а. Сейчас можно не дотянуть до своего склероза. У вас документы-то в порядке? А то каждый вечер проверки! Вче­ра троих взяли.
В и т а л и й П е т р. Все! Выбираю второй способ! Мой паспорт или, ну как его там, аусвайс на прописке. Оскар может подтвердить.
И в е т а (одобрительно смеясь). А вы с юмором! Теперь многие языки прикусили. Шутят только те. А вы вроде не из них. Сейчас мигом все принесу!
Ивета медленно поворачивается, демонстрируя достоинства фигуры, и удаляется, нарочито покачивал бедрами.
В и т а л и й П е т р. (провожая взглядом Ивету). Не бу­ка и очень недурна... Да и глаза лукавые...
Матильда изредка поглядывает на Виталия Петровича. Он об­ращает на нее внимание.
В и т а л и й П е т р. Как все-таки мило раньше одевались. Какое породистое красивое лицо. Точе­ная шея. Надо выбирать… Нравятся обе. Ну, надо же, как не повезло! Интересно, здесь танцуют? Решил не подлаживаться, все!
Виталий Петрович встает и подходит к Матильде.
В и т а л и й П е т р. Вы позволите вас пригласить?
М а т и л ь д а (испуганно). Куда? Ах, это... Но здесь, кажется, не танцуют.
В и т а л и й П е т р. Виталий Петрович. Приехал на от­дых, в отпуск.
М а т и л ь д а. Отпуск, отдых... Неужели сейчас кто-ни­будь ездит отдыхать? Так странно. Раньше мы каждый год езди­ли на воды,
В и т а л и й Петр. Разрешите присесть?
М а т и л ь д а. Да... пожалуйста. Я тут жду одного зна­комого, а его все нет и нет, Я даже начала беспокоиться. Вдруг с ним что-то случилось?! (Вопросительно глядит на Виталия Петр.) Есть люди, которые всегда что-нибудь забывают. (Демонстратив­но гладит рукой скатерть.) Я сама всегда что-нибудь забываю и очень расстраиваюсь потом.
В и т а л и й П е т р. А я практически никогда ничего не забываю. И это, как мне кажется, нехорошо.
М а т и л ь д а (мягко улыбаясь). Почему?
В и т а л и й П е т р. Раз человек забывает, значит или ему надо много о чем помнить и тогда он естественно что-нибудь да забудет, или у него богатый внутренний мир и ему не до раз­ных бытовых мелочей! А человек, который ничего не забывает, скорее всего, педант, сухарь. От него трудно ждать неожиданных душевных порывов. В общем, без полета!
Подходит Ивета с подносом, на котором размещен заказ Ви­талия Петровича.
И в е т а (строго). У нас пересаживаться нельзя! Изволь­те сесть за свой столик! Иначе я обижусь!
В и т а л и й П е т р. (смиренно). Я думал, что раньше не было так строго. Сейчас же вернусь назад!
И в е т а (оживленно). С этим всегда было строго. Я этот вопрос специально изучала. В библиотеке. Даже в средние века было строго. Все всегда сидели только на своих местах. А тем более, сейчас, каждую минуту может быть проверка. Я не хочу, чтобы мне из-за вас попало!
В и т а л и й П е т р. Будем наде...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35


Публикации по теме: