СВЯЗНОЙ

В и т а л и й П е т р. Простите, не знаю вашего имени и отчества.
У с а т ы й (приподнимаясь, важно). Лавачи Христиан Христианович!
В и т а л и й П е т р. Христиан Христианович, а может и не было ошибки? Вот ведь и вторая телеграмма! (Читает теле­грамму.) Кротову... Да, хм, да…
У с а т ы й. Никакой ошибки, уважаемый Виталий Петрович! Вы совершенно правы! Интуиция, подсознательное! Они говорят мне, никакой ошибки нет! Разве они могут подвести?
В и т а л и й П е т р. Не могут.
Л а в а ч и. Неужели бы мне удалось дослужиться до тако­го поста без интуиции?! О! Я бы многое мог порассказать вам, Виталий Петрович, из жизни начальника поезда! Это почище, чем у вас! Уверяю! Конечно, и у вас тоже, дай бог! Не думайте, по­нимаю, одна конспирация чего стоит! А погони, засады, драки, тайники! Но я уверен, что все образуется. Все выяснится! И меня восстановят... Конечно, восстановят! Но не в этом дело. Вы верите в справедливость?
В и т а л и й П е т р. (замявшись). Конечно, верю. (Твер­до.) Ну, а как же иначе, товарищ Лавачи?!
Л а в а ч и. Фифти-фифти, Виталий Петрович! Примерно со­рок девять за и столько же против, остальные воздержались... Впрочем, не в этом дело...
Ви т а л и й П е т р. А небось трудно дослужиться до начальника поезда? А, Христиан Христианович?
Л а в а ч и. И эх, как трудно! Да и вообще, Виталий Пет­рович, карьера - штука трудная. (Загорается.) Да, что там! Бывает, разгонится поезд, впадет машинист в раж. Можно понять. Все мы люди. А рельсы-то и... разобраны! А? Каково? (Смеется, видя изумление Виталия Петровича.) Вот и поработай с такими, кото­рые лишены тормозов по причине. (Выразительно стучит себя по голове.) Эх, ма! А скольких пришлось подсидеть?! Должностишка-то лакомая. Ох, лакомая!
В и т а л и й П е т р. А почему «и эх»?
Л а в а ч и. Это специально для вас, Виталий Петрович! (С усмешкой.) Для усиления, так сказать, воздействия. Извест­ный прием. Чтобы лучше дошло. Экспресъон, так сказать. А то ошибка, ошибка... Устал я что-то, пойду, пожалуй... (Уходит.)
В и т а л и й П е т р. Смеется, негодяй, надо мной! Играет... А глаза-то, глаза! Каков?! Чисто бестия! И вопросы эти... Со­рок девять за и столько же против... Нет, дорогой товарищ, 'за', пожалуй, побольше будет. Пятьдесят один! (Достает теле­грамму, рассматривает.) Праздничный бланк. С Буратино! Это приятно! (Читает.) Поздравляем присвоением внеочередного воин­ского звания! Желаем успеха, товарищ майор! (Смеется.) Ну, черти! Товарищ майор! А что, звучит! Хотя Иванов уже подполков­ник. Сразу пошел в органы... Все лучше, чем сменный инженер. Майор! (Встает по стойке 'смирно'.) Так точно, товарищ майор! (Уходит, чеканя шаг.)
Ночь. Слабый свет фонарей. Виталий Петрович подъезжает к ресторанчику 'Забытый приятель' на велосипеде, ставит его ря­дом с мотоциклом Оскара. К Виталию Петровичу подскакивают двое агентов, набрасывают ему на голову мешок и уводят.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35


Публикации по теме: