СВЯЗНОЙ

Т е т я М а т ы ш а (шепотом). Странный мир. Все время платишь, платишь. Как будто без этого нельзя. За молодость старостью, за удовольствия здоровьем, а то и еще добавляешь... на чай… Ноги плохо ходят, а так еще все ничего… Ждали человека с зеле­ным шарфом, а он не пришел, должен был принести для нас инст­рукции. Помню, боялась страшно и безумно кокетничала. Очень важные инструкции... А в 'Приятеле' все время кого-то искали. Одного даже схватили. Да, что я вам рассказываю… Я еще все гадала, не вас ли мы ждем. Но у вас не было зеленого шарфика.
В и т а л и й П е т р. Ну что ж, пойду, пожалуй... А вам я завтра снова куплю молока.
Тетя Матыша (оживленно). И сыра! Если не затруднит... Ка­кой ужас! Я потеряла всякий стыд! Вы же на отдыхе! Ничего не покупайте. Сама как-нибудь управлюсь. Или ближние подсобят.
В и т а л и й П е т р. Обижаете, тетя Матыша, обижаете! Я и есть ближний. Да и корысть у меня. Я вам сыр, а вы, гля­дишь, и расскажите еще что-нибудь. Так что, договорились. По­ка! (Уходит.)
Пляж. Сломанные 'лежаки'. Одинокий 'грибок' от солнца. Скамейка. Слышен шум прибоя. Появляется Виталий Петрович. Са­дится на скамейку.
В и т а л и й П е т р. Мои, наверно, уже на вокзале... Завтра будут дома. Почему-то прошлая жизнь кажется выдуманной. Книги, диван, телевизор... линолеум на полу... Как-то уж очень легко я оторвался от этого привычного багажа... Странно... А совершенно неправдоподобное теперь кажется предельно настоя­щим...
Сзади к Виталию Петровичу подкрадывается начальник поез­да. У него одичавший вид. Золотое шитье галунов и звездочек вырвано с мясом. Козырек фуражки сломан и захватан нечистыми пальцами. Лицо заросло серо-седой щетиной. Усы стали еще боль­ше. Он осторожно дотрагивается до плеча Виталия Петровича. Тот вздрагивает и поворачивается.
У с а т ы й (приложив палец к губам). Т-с-с...
Виталий Петрович смотрит на него в изумлении.
У с а т ы й. Да, да! Все правильно, Виталий Петровин! Опустился! Но об этом после. Сначала дело! Вам телеграмма!
Усатый садится рядом с Виталием Петровичем. Роется в грязной спортивной сумке, достает оттуда замызганную амбарную книгу.
У с а т ы й. Распишитесь против красной галочки!
В и т а л и й П е т р. Почему не почтой?
У с а т ы й (укоризненно). Виталий Петрович! Вы меня огор­чаете!
Виталий Петрович расписывается. Усатый вручает ему празднич­ный бланк.
У с а т ы й. Понимаю ваше недоумение, Виталий Петрович! Вы угадали, подал в отставку! Небось, удивляетесь, что это, мол, старый пес так разоткровеничился?! Объясняю - необходимо поде­литься! Начальство, Виталий Петрович, начисто лишено воображе­ния! Решили, что я ошибся тогда с телеграммой. Ведь адресова­на была Кротову. А на железной дороге ошибок не прощают, Ви­талий Петрович! Вот и того!
В и т а л и й П е т р. (с опаской). Мне кажется, вы не­много... э-э… устали.
У с а т ы й. Не думайте, я совершенно здоров! Немного опустился, но это чепуха!.. Чушь! (Напряженно трет лоб.) О чем бишь я?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35


Публикации по теме: