Скользящая Люче

ФЕЛИКС. Отец полночи звал! Прихожу – упал с кровати, полуголый, никому нет дела, а твоя кровать – пустая. Как это понимать?
МАТЬ (плачет). Не могу я спать, когда он бормочет. Бормочет и бормочет, черт! С ума меня сведет…
ФЕЛИКС. Он молится. А что ему еще делать?
МАТЬ. Бормочет так мерзко: “Эй, Боже, которому на нас наплевать! Тошнит от хлеба твоего насущного! В задницу засунь свое царство небесное! Мы не прощаем должникам нашим, никогда, понял ты!? Никогдa!”
ФЕЛИКС. Скажи лучше, где ты шлялась?
МАТЬ. На сеновале ночевала.
ФЕЛИКС. Ни черта ты там не ночевала.
МАТЬ. Где ж тогда?.. Иди, проверь – примято.
ФЕЛИКС. Примято-то примято. Сено целиком разворошено.
МАТЬ. Что-что?
ФЕЛИКС. Шлюха.
МАТЬ. Как ты с матерью разговариваешь!
ФЕЛИКС. Не мать ты мне. (Бросает на стол мужские наручные часы.) Что это?
МАТЬ. Сопляк… Иди. Уроки делай.
ФЕЛИКС. Что это, спрашиваю?
МАТЬ. Часы…
ФЕЛИКС. Вижу, что часы. Чьи?
МАТЬ. Не знаю. Не твое дело. Где нашел?
ФЕЛИКС. Сама знаешь где.
МАТЬ. Отдай. Сопляк. И садись за уроки.
ФЕЛИКС. Чьи часы?
МАТЬ. Отдай, сказала.
ФЕЛИКС. Дяди Винцаса?.. Дяди Винцаса, да?..
МАТЬ. Какое твое дело?!
ФЕЛИКС. Так и думал. А что, если отнесу их тете Марии и расскажу, что нашел часы ее мужа в нашем  гумне?
МАТЬ (тихо). Ничего ты не отнесешь.
Феликс идет к дверям, надевает тулуп (пугает).
ОТЕЦ (слабо). Фелюша!.. Фелюша!..
ФЕЛИКС. Что, папа?
ОТЕЦ. Отдай ты ей часы.
Феликс бросает часы на стол и садится к отцу на кровать. Мать выходит в кухню.
ОТЕЦ. Плачешь?.. Фелюша?..
ФЕЛИКС. Не-а.
ОТЕЦ. Я уже давно не стыжусь слез.
ФЕЛИКС. Хорошо тебе.
ОТЕЦ. Слезы, моча. Стыдно только сначала.
ФЕЛИКС. Пап…
Пауза.
ОТЕЦ. Ты из-за тех часов, да?
ФЕЛИКС. Ты все знал?..
ОТЕЦ. Давно.
ФЕЛИКС (стискивает ему руку). Папочка…
ОТЕЦ. Ты молодой, горячий, вспыльчивый. И хорошо. А мне уже – всё равно. Одна забота – в постель не наделать. Чтобы твоей матери меньше хлопот было. Устала она. Пообещай мне, сынок…
ФЕЛИКС. Что?
ОТЕЦ. Когда я умру, свози ее к морю. Пятый год без моря. Нехорошо. Твоя мать засыхает… Скрипит вся, когда наклоняется обмывать меня. Как смерть. Рано еще ей. Свози. Понял?
ФЕЛИКС. Папочка… Понял.
Мать ввозит столик на колесиках, на нем ужин.
МАТЬ (стараясь быть веселой). Ужин на колесиках! Включи папе “Панораму”. Телевизор поверни, вечно кто-то его трогает. (Отцу.) Теперь видно, отец?
ОТЕЦ. Вижу, вижу.
Собираются ужинать.

2СЦЕНА

Феликс и Люче вернулись домой. Сидят в темноте и, как зачарованные, уставились в телевизор. Совершенно очевидно, что им всё равно, что на экране показывают. На полу лежат мокрые сумки с продуктами. Их волосы и одежда промокли насквозь. А они притворяются, что смотрят фильм. Люче – у стола, сидит на стуле. Феликс – в кресле.
ФЕЛИКС. Фильм дерьмовый.
ЛЮЧЕ. Не жизненный.
ФЕЛИКС. Американцы такие фильмы любят. Идеалисты страны попкорна.
ЛЮЧЕ. Мы идеализируем иначе.
ФЕЛИКС. А что стало с цветом? Изображение поголубело как-то.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Публикации по теме: