Шинель

ПЕТРОВИЧ (берет чай.) Ведь прошу тебя, как человек – не чаю дай! Покрепче надо!
ФЕКЛА. Вот ежели  самого Ерошкина уломаю, тогда налью малость – отметить дело!
ПЕТРОВИЧ. Ну, не баба, а издеватель форменный!
Башмачкин вышел на улицу, дует ветер, мороз обжигает, а он стоит в своей шинелишке возле дома Петровича.
БАШМАЧКИН (один.) Этаково-то дело этакое, я, право, и не думал, чтобы оно вышло того… Так вот как! Наконец, вот что вышло, а я, право, совсем и предполагать не мог, чтобы оно было этак. Ну, нет, он теперь того… жена, видно, как-нибудь поколотила его. А вот я лучше приду к нему в воскресный день утром: он после канунешной субботы будет косить глазом и, заспавшись, так ему нужно будет опохмелиться, а жена денег не даст, а в это время я ему гривенничек и того, в руку, он и будет сговорчивее и шинель тогда и того…
Отходит в сторону, наблюдает за происходящим.
ФЕКЛА (собирается куда-то.) Ведь русским языком говорено было, даст добро Ерошкин, вместе дело отметим! Нашел, одноглазый черт, бутыль давеча, а вот теперь мучайся, страдай, ни капли не дам, пусть болезнь одолевает!
ПЕТРОВИЧ. Фекла, плохо мне, работать не могу!  Жар в горле душит, оросить его надобно!
ФЕКЛА. Да хоть и задушит! Мне легче будет! Избавлюсь от греха такого!
ПЕТРОВИЧ. Феклушка, милая, помру ведь!
ФЕКЛА. Белобрюшков раньше тебя кончится, к нему сбегаю, справлюсь о здоровье, потом к Ерошкину Ивану Абрамовичу слетаю, есть у него на примете… Все полетела, несите меня ноженьки! К обеду поспею! (Уходит.)
Фекла вышла из дома, Башмачкин, увидев это, шмыгнул к Петровичу.
БАШМАЧКИН. Петрович…А я вот того… шинель-то, сукно… вот видишь, везде в других местах, совсем крепкое, немножко запылилось, да вот только в одном месте немного того… на спине, да еще вот на плече одном немного попротерлось, да вот на  этом  плече немножко. И работы немного…
ПЕТРОВИЧ. Нельзя, извольте заказать новую.
Башмачкин сунул ему гривенник.
Благодарствую, судырь, подкреплюсь маненечко за ваше здоровье, а уж об шинели не извольте беспокоиться: она ни на какую годность не годится. Новую шинель уж я вам сошью на славу, уж на этом постоим. Уж новую я вам сошью беспримерно, в этом извольте  положиться, старанье приложим. Можно будет даже так, как пошла мода: воротник будет застегиваться на серебряные лапки под апплике… Сто рублев!
БАШМАЧКИН. Петрович, как же того… где ж взять-то мне столько? Петрович, пожалуйста, того это… может…
ПЕТРОВИЧ. Ладно, восемьдесят рублев и точка! Сам доставлю по готовности, не извольте беспокоиться! А сейчас у меня забота одна, пора мне! (Убирает все со стола.)
БАШМАЧКИН. Так ты сам того… ко мне…
ПЕТРОВИЧ. Сам-сам, Акакий Акакиевич! А теперь в голове предприятие одно у меня!
(Выходят вместе, продолжая разговор.)

Сцена 4.
Башмачкин, Анисья.
Анисья, как всегда, делает уборку: собирает пыль, тихо напевая, раскладывает бумаги на столе, поправляет свечи. Увидела бумагу, пытается прочитать.

купить 3d сканер, цены



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Публикации по теме: