Шинель

ПЕТРОВИЧ. Уймись ты, ко мне человек пришел!
ФЕКЛА. Смотрите, Акакий Акакиевич, упустите птичку, а крылышки у нее такие мягкие, перышки пушистые, приданое исправное…
ПЕТРОВИЧ. Уймись ты, Фекла! Поди, чай готовь! Человек промерз до пят!
БАШМАЧКИН. А я вот к тебе, Петрович, того…
ФЕКЛА (уходя.) Думайте, Акакий Акакиевич – партия выгодная…
ПЕТРОВИЧ. Что ж такое?
БАШМАЧКИН. А я вот того, Петрович… шинель-то, сукно… вот видишь, везде в других местах, совсем крепкое, оно немножко запылилось, и кажется, как будто старое, а оно новое, да вот только в одном месте немного того… на спине, да еще вот на плече одном немного  попротерлось,  да  вот  на  этом  плече немножко – видишь, вот и все. И работы немного…
ПЕТРОВИЧ (вставляет нитку в иголку, делает вид, что работы у него по горло.) Нет, нельзя поправить: худой гардероб!
БАШМАЧКИН. Отчего же нельзя, Петрович?  Ведь только всего что на плечах поистерлось, ведь у тебя есть же какие-нибудь кусочки…
ПЕТРОВИЧ. Да кусочки-то можно найти, кусочки найдутся, да нашить-то нельзя: дело совсем гнилое, тронешь иглой – а вот уж оно и ползет.
БАШМАЧКИН. Пусть ползет, а ты тотчас заплаточку.
ПЕТРОВИЧ. Да заплаточки не на чем положить, укрепиться ей не за  что, поддержка больно велика. Только слава что сукно, а подуй ветер, так разлетится.
БАШМАЧКИН. Ну, да уж прикрепи. Как же этак, право, того!..
ПЕТРОВИЧ. Нет, ничего нельзя сделать. Дело совсем плохое. Уж вы лучше наделайте из нее себе онучек, потому что чулок сейчас не греет. Это немцы выдумали, чтобы побольше себе денег забирать, а шинель уж, видно, вам придется новую делать.
Входит Фекла с чаем.
ФЕКЛА. Согревайтесь, Акакий Акакиевич!
БАШМАЧКИН. Как же новую? Ведь у меня и денег на это нет.
ПЕТРОВИЧ. Да, новую.
БАШМАЧКИН. Ну, а если бы пришлось новую, как бы она того…
ПЕТРОВИЧ. То есть что будет стоить?
БАШМАЧКИН. Да.
ФЕКЛА. В полцены возьму, не пожалеешь!
ПЕТРОВИЧ (Фекле.) Уймись, шельма! Ко мне с делом пришли! (Башмачкину.) Да три полсотни с лишком надо будет приложить.
БАШМАЧКИН. Полтораста рублей за шинель!
ПЕТРОВИЧ. Да-с, да еще какова шинель. Если положить на воротник куницу да пустить капишон на шелковой подкладке, так и в двести войдет.
ФЕКЛА. Сдурел, одноглазый черт, такую цену ломить!
БАШМАЧКИН. Петрович, пожалуйста, как-нибудь поправь, чтобы хоть сколько-нибудь еще послужила.
ПЕТРОВИЧ. Да нет, это выйдет: и работу убивать и деньги попусту тратить.
БАШМАЧКИН. Подумаю я, Петрович, потом зайду, вам того… прощайте! (Уходит.)
ФЕКЛА. И чаю не похлебали! (Вслед Башмачкину.) Думайте, ждет пока девка!
ПЕТРОВИЧ. Ах ты, шельма такая, человек ко мне пришел, куда нос свой суешь?
ФЕКЛА. В кои-то веки человек к тебе пришел! Может два дела разом сделаем!
ПЕТРОВИЧ. Кем перед ним меня выставляешь? Чего цену сбиваешь!
ФЕКЛА. Что ты с ума-то сходишь! В другой раз ни за что возьмешь работать, а теперь разнесла тебя нелегкая запросить такую цену, какой и сам не стоишь! Успокой свою голову! Хлебни чаю, непробованный, чего добру пропадать!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Публикации по теме: