Шинель

АКУЛИНА. Муж – объелся груш! Дома он, и еле на ногах держится! Так что же мне, молодой и красивой, у его кровати сидеть, да ждать пока он господу душу отдаст? Ну же, смелее, не бойтесь – не укушу. (Сама берет за руку Башмачкина, танцуют.)
Все три пары кружатся в танце. Вдруг резко музыка обрывается. Башмачкин с Акулиной в центре.
БАШМАЧКИН. Пора мне… домой, Акулина Никитична. Предчувствие есть…
АКУЛИНА. Вы не можете меня оставить, Акакий Акакиевич, сегодня я – ваша, а вы мой кавалер!
БАШМАЧКИН. Простите, пора мне… Да и поздно уже, дома дело есть…
АКУЛИНА. Значит, дело… Анисья…
БАШМАЧКИН. Сегодня на службе ничего не переписал, так дома поработаю, завтра начальство приедет, отчет надо сдать, документацию…
АКУЛИНА. Значит, бросаете меня? Бросаете? (Башмачкин молчит.) Ну и черт с вами! (Чиновникам.) Тимофей Петрович, вы сегодня именинник! Так налейте ж мне шампанского! А потом нашу игру продолжим, если проиграю – все выполню, как и обещала! Господа, пойдемте! Здесь что-то душно сделалось, охладить пыл надобно!
Все выходят. Башмачкин остается один. Звук ветра – метели, он на улице идет домой.

Сцена 8.
Башмачкин, два вора, позже будочник.
БАШМАЧКИН (кутаясь в шинель, идет по улице.) Спасительница ты моя, отрада, с тобой словно смысл в жизни появился, а может и правда, вверх по лестнице пойду… Стану известным и знаменитым, все у моих ног ползать будут, а я только приказы отдавать, да бумаги подписывать важные. Экая эта Акулина Никитична! Как предо мной стелилась, (шинели) если б не ты, меня и не заметила б, а чиновники-то гонор да язву убрали, словно я не титулярный советник, а царь! Господи, счастье-то какое! Силы во мне прибавилось, да цель явная стоит! А может, действительно государем стану? От Анисьи съеду, заела она меня, нос сует, куда не следовать! Сначала дом себе на Невском проспекте куплю! Тройку вороных у парадной поставлю. На лошадях ездить буду, а то, что это право, все ноги исходил! С тобой, милая, ничего не страшно!
Появились двое в плащах, один положил руку на плечо Башмачкина.
1-й вор. А ведь шинель-то моя! Скидывай, черт!
Первый схватил шинель с Башмачкина и удалился, второй приставил ко рту кулак.
БАШМАЧКИН (шепотом.) Караул…
2-ой вор. Только крикни – убьем! Отсчитаешь десяток и убьем! (Убежал вслед за первым.)
БАШМАЧКИН (закрыв глаза, шепотом считает до десяти.) Один, два, три… десять. (Открыл глаза, увидев, что нет никого.) Спасите! Помогите! Обокрали! Грабители! Будочник, сюда! Обокрали!
Появился заспанный будочник.
БУДОЧНИК. Ваше благородие, в чем дело?
БАШМАЧКИН. А вы не ведете, что я голый!
БУДОЧНИК. Да, где ж голый? Вы в одеже!
БАШМАЧКИН. А шинель? Двое грабителей сняли!!! Прямо с плеч сорвали и скрылись… того…
БУДОЧНИК. Куда скрылись?
БАШМАЧКИН. Да где ж я видел? Глаза закрыл?
БУДОЧНИК. А зачем закрыли?
БАШМАЧКИН. Они приказали закрыть и того… считать до десяти, иначе убьют, ну, я стал считать, а когда отворил глаза-то, их след простыл…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21


Публикации по теме: