Шапито Юрт

МАДЖАДОВ. Дальше? Дальше вот что, Николай. Дальше приходит ко мне капитан Стогов. Не знаешь такого, случайно?
СЕЛИВАНОВ. Нет, не знаю. Что, по-твоему, я всех федеральных офицеров лично знать должен?
МАДЖАДОВ. Ну, всех - не всех, а вот капитана Стогова именно тебе полезно было бы знать. Приходит и говорит мне: ты, мол, чурка чернозадая, иллюзии свои отбрось, медсестричка эта дура наивная, ты её не слушай, ты же понимаешь всё, да, ситуацию понимаешь? Я говорю: в каком смысле, капитан, к чему ты? Он говорит: ты в плену, и никуда от этого факта не денешься. Как только выздоровеешь окончательно, в штаб тебя отправим, пусть они разбираются. Хотят – пускай судят тебя, хотят – пускай без суда шлёпнут. Я говорю: капитан, а чего ж тянуть-то, почему здесь самому меня не шлёпнуть – к чему сложности? Конвенция, говорит, бля… И к тому же, говорит, тележурналисты сейчас по госпиталю шарятся. Ладно бы наши, говорит, нашим по барабану - швейцарцы какие-то непонятные шарятся. Не хочу, говорит капитан Стогов, перед западным телезрителем предстать извергом и палачом варварским. Капитан Стогов говорит это…
СЕЛИВАНОВ. Ну? А Катя-то что?
МАДЖАДОВ. А Катя твоя смелая девушка была, видно, что на Кавказе выросла, даром, что русская. Она капитану Стогову говорит: ничего не знаю, говорит, я его с поля боя вынесла, не вы. Я его в плен не брала, я его обещала вылечить и домой отпустить – и я так и сделаю. И вы мне не указ, говорит, потому что я не военнообязанная.
СЕЛИВАНОВ. Это да, она всегда была упрямая… В деда своего пошла, батю моего. Тот тоже – втемяшится что-то в башку, так трактором оттуда не выкорчуешь. Помню, на старости лет, уже под семьдесят было, перед самой смертью, вдруг решил всего Достоевского прочитать. Я, говорит, жизнь прожил, а Достоевского не понял. Теперь понять хочу. Как будто делать больше нечего в жизни… Нечего, отвечает. Детей поднял, отработал своё честно, имею право.
МАДЖАДОВ. Прочитал?
СЕЛИВАНОВ. Нет, не успел… Умер с «Бесами» в руках.
ХРУСТАЛЬНЫЙ ГОЛОС. В буфете нашего цирка вы найдёте большой выбор прохладительных напитков, конфет и других десертов. Советуем обратить особое внимание на ассортимент восточных сладостей, любезно предоставленный нашим генеральным спонсором, торговым домом «Шахид трейдинг лимитед».

Отделение второе.

Сиренами пролетающих бомб даётся три звонка. Никаких видимых изменений по сравнению с последней сценой не произошло, хотя понятно, что снова прошло какое-то время, ночь вступила в самый разгар.

СЕЛИВАНОВ. Ну?
МАДЖАДОВ. Что?
СЕЛИВАНОВ. Ну, ты не дорассказал.
МАДЖАДОВ. Что?
СЕЛИВАНОВ. Про дочь мою.
МАДЖАДОВ. А чего там дорассказывать. Всё и так понятно. Стал я выздоравливать, лежу каждый день, жду - вот сейчас придут, заберут меня. Бежать надумал. Как, куда, не знаю пока, но понимаю, что лучше уж так, чем тупо лежать и ждать, как баран. И тут она приходит как-то, рано-рано утром приходит, часов в пять где-то… Никогда до этого не приходила так рано.
СЕЛИВАНОВ. Катя?
МАДЖАДОВ. Катя.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Публикации по теме: