Сезонные явления

Курьер. Из давно отыгранных спектаклей.
Девушка. Театральная память – щедрая. Живет не в скрупулезно отобранных заметках критиков, а в этом густом и чуточку безнадежном воздухе гримерок и путаных коридоров.
Курьер. Эта память – наша болезнь, которая не унимается со временем.
Девушка. Времени здесь нет. Вернее, оно другое, оно играет вами.
Автор. Да, вы знаете, со мной очень часто играют в Дирекции вашего театра! Ну вот, сейчас вы скажете, что я прозаичен и вам меня жаль.
Девушка. Зачем? - вы уже сами сказали
Курьер. Улыбается
Автор. Что ж…
Курьер. Отвечает тем же.
Автор. Вы молоды, вы-вы…
Девушка. Выдумщица?
Автор. Вы умеете очаровываться.
Курьер (шепчет). Это правильно…
Автор. Это очень правильно.

Явление тринадцатое

Дни до премьеры

скоро Новый год.
суета сует…

Девушка играет на губной гармошке

Актер. Что вы играете?
Девушка. Это радость и музыка, и снег. Это Новый год – семейный праздник. Тридцать первое, заветное, с детства.
Актер. Что вы загадывали под бой курантов?
Девушка. Не знаю. Наверное, если б сбывалось, - я бы помнила.
Актер. Жаль…
Девушка. Почему?
Актер. Это важно, как имена, как дни рождения.
Девушка. …Первые стихи.
Актер. …Звонки друзей…
Девушка. …Как сны вещие с четверга на пятницу…
Актер. Или те мысли, что осенью гонят бродить по долгим бульварам.
Девушка. Без зонтика.
Актер. С картой воздушных замков
Девушка. И секретных станций метро!.. Надо иметь талант проживать зимы: находить верную дорогу домой, глядя только себе под ноги, скользя и шаркая.
Актер. И падая в мягкий сугроб
Девушка. Нет-нет, не всегда, не всегда…
Актер. Бывает, иногда очень больно.
Девушка. Иногда…очень…больно. Нестерпимо. Когда хочется кричать и плакать.
Актер. А на морозе слезы – это…
Девушка. Это стертая рифма. Безыскусно. А для зимы нужен особый талант. Ожидание. День ото дня, как до премьеры. Оно – новое – почему? откуда? смех, крик, непонятно, слезы, но по-другому. Еще курим часто и долго, спорим, хотим все бросить и уйти, а как??? Ведь оно живое
Актер. Такое знакомое
Девушка. С детства
Актер. И желаемое, как тридцать первое
Девушка. И последнее… Маленькая девочка сидит на высоком шатком стуле у окна, глядит в зиму. Дышит на стекло, рисует лето… Весь день она смотрит на белую улицу. А день уже короток. Фонарь, свет, иллюзия. Танцуют, они танцуют без музыки. Как бы запрокинуть голову и разглядеть: откуда сыплется снежное
нежное
вьюжное
стуженое?
Девушка. Если оно падает на варежку и долго не тает – можно поднести к лицу, близко-близко, и разглядеть крошечное чудо, его узор, и как оно протянуло к тебе тонкие ручонки…
Актер. Ты помнишь? Она была красивой, непонятной, совершенной …раньше ты и представить, и нарисовать, и во сне увидеть не могла - и вдруг так близко, что не верится.
Девушка. А я вздохнула – она пропала. Осталась капелька, на варежке… а потом и капельки не стало. А я помню. И вижу, вот так – близко-близко.
Актер. Та же?
Девушка. Да, она.
Актер. И капелька?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Публикации по теме: