Рэйв

ЯРА (Гертруде, участливо). Ну, что? Уже? (Пробует у Гертруды между ног и, увозя её:) Вечно они пачкают, старики эти, вечно от них работа. Вечно дуют в штаны.
ГЕРТРУДА (стараясь говорить членораздельно и крича, когда Яра натыкается коляской на какое-либо препятствие). Ай-ай-ай! (Обе покидают помещение.)
ЭРНСТ. И этой чукче платят из моих налогов. Лучше бы уж помолчала!
МИХАЭЛА. Но вообще-то, она права. Если я когда-нибудь наделаю в штаны, то уж, значит, пришло время. Если уж всё так, тогда конец безо всякого экзамена. А мы сидим тут и можем позволить себе бояться: сдали – не сдали. Я так не согласна. (Антону.) А вы как думаете?.. Сейчас я вас имею в виду.
АНТОН (видно, что ему не хочется поддерживать разговор). Как вам будет угодно. (Еве.) Дама эта (взгляд на Михаэлу) может только надеяться, что ей не доведется стать такой же больной.
МИХАЭЛА. (услышав это, надулась и снова норовисто - Эрнсту) Можно подумать, как будто господин этот лучше, чем мы все.
ЕВА. (пытаясь разрядить атмосферу) Вот-вот и результаты должны появиться. (Антону.) А у вас какое ощущение?
АНТОН. (приветливо) Я сделал всё, что мог, как на выпускных экзаменах прежде. Хотя тогда можно было ещё раз повторить. А тут это не получится.
ЕВА. А где у вас были выпускные?
АНТОН. В Тринадцатом округе. В Цветочном переулке. В гуманитарной гимназии. Если вы знаете такую.
ЕВА. Конечно, знаю, а я была у урсулинок, это же как раз напротив. Мы  как раз с ними всегда встречались поболтать в этой, как уж оно там называлось… ну, это…
МИХАЭЛА. Вот, и у меня всегда  так же.
АНТОН. Эта… как уж… “Аравия”, кажется.
ЕВА. Точно, “Аравия”. В “Аравии” гуманитарии были, и мы тоже.
АНТОН. У них ещё там позади музыкальный автомат был, и Боба Дилана всё время крутили.
ЕВА (мечтательно). Вечно этот Боб Дилан, постоянно...
Звучит „Knock, knock, knocking on heavens door“
ЕВА (с презрением). Лабуда это. Я всегда только делала вид, что он мне нравится.
АНТОН. А у меня все его пластинки были. Они всегда крутили Боба Дилана, и мы спорили, спорили, спорили…
ЕВА. Спорили, спорили, спорили… Я тоже знавала одного: у него тоже были все его пластинки.
Михаэла и Эрнст всё это время прислушиваются.
МИХАЭЛА (прерывая). Да вы же должны знать друг друга! (Еве, язвительно.) Не настолько уж вы его моложе. (Компрометирующе.) Может, у вас  друг с другом даже что-то было? Всё ведь возможно! (Хихикая, Эрнсту.) Эти же тогда, из коммун, у них у всех что-нибудь друг с другом было. Шуры-муры. По рукам узнаёшь друг друга. Лица-то меняются, а руки остаются. Взгляните-ка.
Ева и Антон каждый смотрят на свои руки. Она продолжает, указывая на руки Антона
МИХАЭЛА. Да не на свои, а на его. Узнаёте?
Оба качают головой.
ЭРНСТ. Я тогда пожарным был. И работал, а не дискутировал. Поэтому и поясница моя ни к чёрту. Когда только в кафе сидишь, тогда не тратишься. Если бы вы видели мои снимки рентгеновские, тогда бы знали, что оно значит – вечно… Развалина.
АНТОН (несколько снисходительно) При этом вы хорошо сохранились.

Особенности тематики и продвижения юридических сайтов sitezakazat.ru.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Публикации по теме: