Развязка «Игроков»

МАСЛОВ. (Швохневу). Ну, что вы на это скажете? Каковы пройдохи эти литераторы – мигом обратят в сюжет все, что ни попадется им под ноги. Простите, будучи чрезвычайно взволнован, я уж запамятовал ваше имя и отчество. Вы, может быть, думаете, что я невежа? Нисколько, просто у меня голова так странно устроена, что лица, хотя бы и вашего, я, увидев раз, никогда не забуду, а вот как называется человек всегда, словно ветром выносит из нее. Так как, простите, вас по фамилии?
ШВОХНЕВ. Не стоит беспокойства. Я, право, не думаю, что все фамилии, которые встречаются нам, стоили того, чтобы их запоминать. Вы мне симпатичны, я – вам, да и слава Богу.
МАСЛОВ. Пожалуй, вы правы. А не интересно ли и вам почитать то, что написано в газете?
УТЕШИТЕЛЬНЫЙ. (Откладывая газету). А я думаю, что моему другу будет во сто крат занятнее услышать все из уст самого участника. И мне будет приятно еще раз вас послушать.
МАСЛОВ. Так вот, решил я писать на выставку этого года женский портрет. Ищу модели – все не то. Обошел весь Петербург, ездил в Павловск, заходил в театры, на балы – нет того лица, которое мне хотелось бы запечатлеть. Красавицы были, не скрою, и нимало. Но такой, чтобы неотвязно привлекала взор, чтобы удивила и взволновала бы все мое существо – увы! Приятели уж стали шутить надо мной: «Ты, - говорят, - Маслов, ищешь того, чего сам Бог не терял. И тут мой друг, тоже художник, по фамилии Карасев дал мне дельный совет: «Ты, - говорит, - ищешь красоты там, где она, как разменная монета, и оттого стерлась. А поищи-ка там, где искать ее никто и не думал. Я, - говорит, - когда искал своего Силена, поместил в газете объявление, что нужен, дескать, мужчина немолодых лет, изрядного сложения с красным лицом для исполнения легкой работы». И пришел к нему на шестой, что ли, день, как было пропечатано, такой, знаете ли прототип…
ШВОХНЕВ. И кто же это такой необыкновенный случился?
МАСЛОВ. Бутошник из Литейной части. С него и писал он своего Силена, да еще и отхватил премию. Я последовал совету своего друга, и стали тогда приходить ко мне разные девицы. Да только не все из них как должно поняли, что значит «легкая работа».
ШВОХНЕВ. Как, однако, занятно вас слушать. А я-то, признаться думал, что художники все берут из своего воображения.
УТЕШИТЕЛЬНЫЙ. Слушай, Швохнев, внимательнее. Это самое лучшее подкрепление фактами моей теории. Извините, господин Маслов, что мы все время прерываем ваш рассказ. Продолжайте, сделайте милость.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


Публикации по теме: