Праздник урожая

Свет очень медленно гаснет, еле слышно работает радио. Звучит мелодия песни: 'Пора сказать 'Спокойной ночи'.
Пока МАЙКЛ продолжает свой монолог все персонажи пьесы едва заметно покачиваются из стороны в сторону. Покачиваются даже размалеванные воздушные змеи. Покачивание должно быть едва-едва заметным.
Итак, когда я вспоминаю лето 1936 года в памяти моей всплы­вают разные эпизоды. Но глубже всего врезались в память дни празд­ника урожая. И самое поразительное то, что саму атмосферу его я ощущаю сейчас более явственно, чем фактические события.
Происходило все так или иначе уже несущественно. Воспомина­ние об этих днях пронизано и ностальгическим чувством, рожденным музыкой тридцатых. Мелодии рождались из ниоткуда и звучали издалека-издалека, вторя друг другу. Они очаровывали, гипноти­зировали и кажется все сущее было околдовано ими. И природа и люди: они плавно двигались в нежных томных звуках, как бы плавая в них, но в то же время и ритмично, хотя ритм был подчинен мелодии. И конечно, же музыка неотделима в моей памяти от танца. Глаза у танцующих полузакрыты, иначе чары могли раз­веяться.
Язык уступает место танцу, как будто в этих ритуально-тор­жественных движениях запрятан глубоко-интимный, сокровенный смысл, рожденный высшими силами. Танец стал как бы сутью самой жизни и все ее надежды неотделимы от него и томных звуков музыки, ее чарующих ритмов.
Язык танца, движений, вытесняет обычный язык, ибо все уже сказано...
Музыка звучит громче и громче. Свет на сцене медленно гаснет.
Конец.

постановка пьесы возможна
только с письменного согласия автора



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41


Публикации по теме: