ПОСТОРОННИЕ НА СОСНЕ

Елизавета Григорьевна, преодолевая оцепенение, бросается к телефону. Крутит диск. Пальцы соскальзывают.
Е л и з а в е т а Г р и г о р ь е в н а (в трубку). Юрик! (Рыдает.) Юрик! Грета провалилась! Что теперь с нами будет, Юрик?!
Все переглядываются. Хмылова подходит к телефону.
Х м ы л о в а. Дайте я! (Уверенно забирает трубку.) Юрий Ревазович, это Хмылова, практикантка! В полу образовалась дыра, в нее угодила Грета... Да, Грета Петровна... Хорошо, хорошо, есть. (Положила трубку. Повернулась к остальным.) Велел огородить дыру и ждать. (Пожимает плечами.) Скоро приедет. Да, еще вот. Продолжать трудиться. Будто, говорит, ничего не случилось!
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (возмущенно). Как ничего не случилось?!
Х м ы л о в а (Елизавете Григорьевне). А вы перезвоните из своего кабинета. (Внимательно рассматривает Елизавету Григорьевну.) Просил передать.
Елизавета Григорьевна уходит. Врывается Славик.
С л а в и к. Почему народ? И рожи похоронные? Денек-то, какой сегодня?! Полный кайф!
Х м ы л о в а. Денек что надо! Гарбо в ямку прыгнула. (Кивает головой в сторону дыры.) Пойди полюбуйся!
Славик подходит к дыре, осторожно нагибается, ложится на пол, свешивается вниз, встает
С л а в и к. Ужас-то, какой! (На самом деле ему все до фонаря.) Когда случилось несчастье?
Л е н о ч к а. Минут пять назад. Юрий Ревазович велел дыру огородить и соблюдать технику безопасности!
С л а в и к. Узнаю перестраховщика! Его стиль!
Х м ы л о в а. Я отлучусь минут на десять! (Увидев поджатые губы Аллы Дмитриевны, презрительно.) Пусть Лизхен запишет (Подумав.) одну сорок восьмую отгула... В счет отпуска!
Хмылова уходит. Свет гаснет. Освещен человечек за столиком слева.
Ч е л о в е ч е к (в экзальтации). Все, все не то! И это театр?! Театр - чудо! Фейерверк страстей! Уникальный живой организм! (В растерянности.) И вдруг взял да умер... (Напряженно.) Актер в предлагаемых обстоятельствах. Событийный ряд! (Растерянно.) Как это?! Просто голова трещит! (Взрывается.) Все! К черту театр! Только музыка! Только она родная! Только в ней можно воспарить! (Поворачивается. Взмахивая локтями, наяривает собачий вальс. Устало плюхается на клавиатуру. Рыдает.) И здесь ни фига! Вот она жизнь!.. (Поднимая голову.) Нет, не могу больше! (Вглядываясь в сцену, встает. Берет сверток.) Мочи моей нет терпеть!
Территория перед ателье, где ведутся земляные работы. Григорич курит, опираясь на отбойный молоток. Остальных рабочих невидно. Появляется Михаил Зиновьевич. По-прежнему на шее 'метр', в руке зажат мелок.
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (кричит). Вы понимаете, что наделали или нет?! Лучшая швея! Тридцать лет без единого замечания! Одни благодарности!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


Публикации по теме:

  • Нет подходящих публикаций