ПОСТОРОННИЕ НА СОСНЕ

Х м ы л о в а (презрительно). В люксе... (С сожалением покачивает головой.) Скорей бы Славка пришел. А то повеситься можно! Пойду курну.
Встает, уходит.
Л е н о ч к а (поворачиваясь к Грете Петровне). Видали? Тоска у ней. Еще сделать-то ничего не сделала, а уже тоска! Ну, секушка!
Грета Петровна не слышит, стрекочет на машинке, низко опустив голову. Раздается приглушенный грохот отбойных молотков.
Г р е т а П е т р о в н а (обеспокоено поднимая голову). Что там?
Леночка молчит. Грета Петровна настороженно прислушивается.
Г р е т а П е т р о в н а. Что там случилось?! Скажет кто-нибудь или нет?
Л е н о ч к а (раздраженно). Ну, не все ли равно?! А? Ну, роют опять чего-то. Трубы наверно. (В сторону.) Вечно во все суется. Дома бы сидела да внуков нянчила!
Раздается грохот. Гаснет свет. Крики. В полутьме какие-то фигуры мечутся по сцене. Свет зажигается. В том месте, где сидела Грета Петровна, зияет черная дыра с неровными паркетинами по краям. Вокруг дыры Елизавета Григорьевна, Алла Дмитриевна, Леночка и Хмылова с сигаретой.
Л е н о ч к а (сквозь рыдания). Провалилась...
Е л и з а в е т а Г р и г о р ь е в н а. Как провалилась?! Куда?
Л е н о ч к а. Туда-а (Показывает пальцем в дыру.)
Елизавета Григорьевна приближается к краю дыры, заглядывает, в страхе отшатывается.
Х м ы л о в а (спокойно). Чего смотреть-то! Провалилась, я сама видела.
А л л а Д м и т р и е в н а (пронзительно кричит). Михаил Зиновьевич! Михаил Зиновьевич!
Входит пожилой закройщик, в жилетке, на шее висит 'метр', в руке кусочек мела.
М и х а и л З и н о в ь е в и ч. Ну, что опять?
А л л а Д м и т р и е в н а. Грета провалилась... туда. (Показывает рукой на дыру.)
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (печально оглядывая испуганные лица и качая головой). Сколько я ей говорил: Грета! Всех денег не заработать! Почему не пошла на заслуженный отдых? А? Я вас спрашиваю!
Л е н о ч к а (всхлипывая). А сами?!
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (живо). Я - другое дело! У меня дочь! (После небольшой паузы строго.) Сколько времени прошло до стука?
Е л и з а в е т а Г р и г о р ь е в н а (недоуменно) Какого стука?
Леночка перестает всхлипывать и, открыв рот, смотрит на Михаила Зиновьевича.
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (недовольно). Какого! Обычного! С момента падения. Должна же Грета обо что-то стукнуться... там.
Х м ы л о в а. Секунд пять-шесть. Не больше!
А л л а Д м и т р и е в н а (тихо). Вот они... новые. Им все нипочем. (С грустью.) Секунд пять-шесть...
М и х а и л З и н о в ь е в и ч (задумчиво). Значит метров 150 - 180, не меньше! М-да. Глубина! Настоящее ущелье! Возможно, шахта... Заброшенная шахта!
А л л а Д м и т р и е в н а. Господь с вами! Какая шахта? Просто бред какой-то!
М и х а и л З и н о в ь е в и ч. Алла! У тебя нет воображения! Поэтому ты всю жизнь просидела здесь и осталась на бобах.
А л л а Д м и т р и е в н а (досадливо отмахиваясь). Прекрати! С тобой, что ли шашни было крутить?! Мальчишка!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


Публикации по теме:

  • Нет подходящих публикаций