После занавеса

АНДРЕЙ. …хотя в свою защиту я должен сказать, что моя ложь насчет «Богемы» не была обдуманной, она пришла мне в голову вчера, случайно, когда мы разговаривали за тем столом. Вы сказали, что желток сваренного всмятку фазаньего яйца хорошо помогает при ознобышах, и в ту же минуту я почему-то подумал, – глупо, глупо, сам знаю, – я подумал, что «скрипач в оркестре» – это прозвучит красиво, и я произведу на вас благоприятное впечатление.
СОНЯ. Вы хотите сказать…
АНДРЕЙ. Я не в оркестре.
СОНЯ. Вы не…
АНДРЕЙ. Мы на улице.
СОНЯ. В каком смысле?
АНДРЕЙ. Играем. Мы играем на улице.
СОНЯ. Не в оперном театре, а…
АНДРЕЙ. На улице.
СОНЯ. Не Пуччини?
АНДРЕЙ. Нет.
СОНЯ. Вы, что же, уличные музыканты?
АНДРЕЙ. Ну да.
СОНЯ. Господи... Так вы никогда не исполняли Пуччини?
АНДРЕЙ. Никогда.
СОНЯ. Ни разу не выступали в оперном театре?
АНДРЕЙ. Мы? Кто ж нас туда позовет?
СОНЯ. И где же вы сегодня играли?
АНДРЕЙ. На вокзале.
СОНЯ. А вчера вечером?
АНДРЕЙ. Перед Третьяковкой.
СОНЯ. На тротуаре?
АНДРЕЙ. Да.
СОНЯ. «Мы» – это кто?
АНДРЕЙ. Я и Иван.
СОНЯ. Тоже скрипач?
АНДРЕЙ. Нет. Иван – балалаечник, и довольно скверный. А что, с нашей стороны было бы наглостью сыграть завтра вечером перед оперным театром?
СОНЯ. Андрей!
АНДРЕЙ. Почему нет? Про то, что я имею отношение к «Богеме», знаем только мы с вами.
СОНЯ. Какое отношение, Господь с вами?
АНДРЕЙ. Никакого, вы правы.
СОНЯ. Выходит, все, что вы мне рассказывали про эту оперу, – одна сплошная ложь.
АНДРЕЙ. Виноват.
СОНЯ. И светящаяся Мими, и педант дирижер, и грамотные музыканты…
АНДРЕЙ. Невинный обман.
СОНЯ. Вы это называете невинным обманом? А по-моему, беспардонная ложь! А ваш немеющий зад и затекающие ноги… какая трогательная история!
АНДРЕЙ. Это правда.
СОНЯ. Да мне-то что? Врите себе, сколько душе угодно!
АНДРЕЙ. Вы справедливо сердитесь.
СОНЯ. Сержусь? С какой стати мне на вас сердиться? И этот… этот…
АНДРЕЙ. Костюм?
СОНЯ. Так одеваются уличные музыканты?
АНДРЕЙ. Вообще-то мне всегда казалось, что это классика. А вы находите его неприличным?
СОНЯ. Да! – нет! – не знаю! Откуда мне знать, как должны одеваться уличные музыканты?
АНДРЕЙ. Но вам он кажется неприличным?
СОНЯ. Андрей, мне уже ничего не кажется.
АНДРЕЙ. Иван тоже носит костюм. А талию перетягивает шелковой алой лентой.
СОНЯ. Плохой балалаечник?
АНДРЕЙ. Это я погорячился. Лентяй, но свое дело знает. Его костюм поплоше будет. Зато сложён! Настоящий джигит. Вы меня понимаете?
СОНЯ. Я уже ничего не понимаю.
АНДРЕЙ. Высокий, плечи широкие, спина прямая. Видели бы вы, как он носит свои лохмотья!
СОНЯ. Я за него рада.
АНДРЕЙ. Глаз не оторвать!
СОНЯ. И надолго вы здесь?
АНДРЕЙ. Недельку, я думаю, поработаем, а там домой.
СОНЯ. Но вы сюда еще вернетесь?
АНДРЕЙ. Мы каждый месяц приезжаем.
СОНЯ. Во всем своем классическом великолепии?
АНДРЕЙ. Смеетесь.
СОНЯ. Может, ваши ежемесячные визиты – это еще одна невинная ложь? Я уже ничему не верю. И, по большому счету, мне все равно.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Публикации по теме: