После занавеса

АНДРЕЙ. Одна десятая гектара. Мы никогда не трудились на земле. Отец был военный. Родился я в Москве. Мне было четыре года, когда его полк перевели в Таганрог. Там прошла вся моя жизнь.
СОНЯ. Ваш отец…
АНДРЕЙ. Генерал Прозоров. Исключительный был человек.
СОНЯ. Вы проделали тыщу верст из-за итальянской оперы?
АНДРЕЙ. А что делать скрипачу в Таганроге? Я немного учительствую, но грех не поиграть, если выпадает такая возможность.
СОНЯ. Вот это я называю энтузиазм! Браво!
АНДРЕЙ. Могу я вам принести свежего чаю?
СОНЯ. Спасибо, не надо.
АНДРЕЙ. Этот уже остыл.
СОНЯ. Ничего.
АНДРЕЙ. Я должен попросить у вас прощения за вчерашний вечер. Наговорил про своих детей, бог знает, какие глупости.
СОНЯ. Ваш Бобик врач, а Софочка инженер. Вы ими гордитесь.
АНДРЕЙ. Боюсь, что я немного приврал. Бобик, проучившись год, бросил свою медицину и подался в Москву, без профессии, без средств к существованию. Софи тоже не закончила курс. Одно время она работала в строительной организации, а сейчас живет, кажется, где-то в Казахстане.
СОНЯ. Они вам пишут?
АНДРЕЙ. Нет.
СОНЯ. Что ж, у них своя жизнь.
АНДРЕЙ. Вы так считаете? Наташа, моя покойница жена, их мать, любила повторять, что их испортили мои сестры, у которых не было собственных детей. Но я так не считаю. Она нарочно так говорила, потому что девочки с самого начала не приняли ее как свою. В их глазах ей не хватало… вкуса. Ее провинциальный напор вызывал у них… чувство неловкости. Может, супу?
СОНЯ. Нет-нет.
АНДРЕЙ. С хлебом?
СОНЯ. Спасибо.
АНДРЕЙ. Черненький…
СОНЯ. …и свежий, я знаю. Спасибо, не надо.
АНДРЕЙ (обращаясь к хлебу). Глубокоуважаемый черный хлеб! (Смеется.) Видите, у меня тоже голова немного… (Показывает жестом.)
СОНЯ. Сколько у вас сестер?
АНДРЕЙ. Осталось две. Бедная Маша умерла пятнадцать лет назад.
СОНЯ. Сколько же ей было?
АНДРЕЙ. Тридцать. Застрелилась из отцовского револьвера.
СОНЯ. О господи.
АНДРЕЙ. К тому времени она уже несколько лет не жила с нами. Как говорится, не сложилось.
СОНЯ. Грустная история.
АНДРЕЙ. Он был подполковник. Женатый. И Маша несвободна, замужем за местным учителем. Роман был бурным… и коротким. Подполковника перевели в Москву, и на этом все кончилось. Она ему писала, сначала каждый день, затем раз в неделю, но ответа так и не получила. Он просто исчез из ее жизни. И тут она стала от нас отдаляться. (Меняет тему.) А другие две сестры, они такие мужественные, такие умницы, вы себе представить не можете. Одно меня удивляет… что при таком уме они… (Прикусил язык.) Я слишком много болтаю.
СОНЯ. Итак, вас удивляет…
АНДРЕЙ. Что свою жизнь в Таганроге они считают ненастоящей, случайной. Глупо, правда? Таганрог для них – это зал ожидания… перед дорогой в настоящую жизнь, которая, как они считают, возможна только здесь, в городе их детства, в Москве, которой они не видели сорок с лишним лет! Согласитесь, это странно.
СОНЯ. Не соглашусь.
АНДРЕЙ. То есть как?
СОНЯ. Я думаю, для Маши эта Москва была единственной реальностью.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Публикации по теме: