После занавеса

СОНЯ. Вы мне не мешаете. Скорее я испытываю неловкость оттого, что вы стоите.
АНДРЕЙ. Простите. Конечно. Спасибо. (Сел.) Соня, правильно?
СОНЯ. Правильно.
АНДРЕЙ. Вот!
СОНЯ. Соня Серебрякова.
АНДРЕЙ. Будем знакомы… еще раз.
СОНЯ. А вас, кажется, Андрей?
АНДРЕЙ. Точно.
СОНЯ. Вот!
АНДРЕЙ. Андрей Прозоров.
СОНЯ. Будем знакомы.
АНДРЕЙ. Щи.
СОНЯ (обращаясь к тарелке). Глубокоуважаемые щи!
АНДРЕЙ. Что?
СОНЯ (смеется). Я же говорю, у меня голова немного… (Показывает жестом.)
АНДРЕЙ. Вы устали?
СОНЯ. Есть чуть-чуть. У меня трудный вечер, а завтра первым утренним поездом домой. (Вспомнила.) А с чего это вдруг мы заговорили о крапивнице?
АНДРЕЙ. Вы рассказывали про травяные настойки.
СОНЯ. Вот уж скучная тема.
АНДРЕЙ. Это точно. Скучнее не придумаешь. (Сняв пальто, набрасывается на суп.) Извините. Ужасно хочется есть.
СОНЯ. Еще мы говорили об одиночестве.
АНДРЕЙ. Мм-ммм.
СОНЯ. И как с ним справляться.
АНДРЕЙ. Ммм.
СОНЯ. Мы сошлись на том, что не всегда это удается.
АНДРЕЙ. Ну, в общем…
СОНЯ (озадачена). Вы ведь остались без жены? Давно она умерла?
АНДРЕЙ. Не помню. Стыдно, правда? Лет семнадцать назад… нет, больше. А ваш дядя?
СОНЯ. Девятого сентября будет девятнадцать лет, упокой, Господи, его душу. Вчера, кажется, мы дали волю своим чувствам. Точнее, я.
АНДРЕЙ. Разве?
СОНЯ (резко меняя тему). А щи, вроде, ничего.
АНДРЕЙ. Чуть теплые.
СОНЯ. Так отнесите назад.
АНДРЕЙ. Этой Горгоне-Медузе? Покорно благодарю…
СОНЯ (хватает тарелку). Так я отнесу.
АНДРЕЙ. Нет, нет, не надо! Я люблю теплый суп.
СОНЯ. Хлеб, по крайней мере, свежий?
АНДРЕЙ. Вполне. Черненький!
СОНЯ (озадаченно). Я вижу. Как репетиция?
АНДРЕЙ. Ноги болят. Шесть часов на ногах, как вы думаете!
СОНЯ. Оркестр репетирует стоя?
АНДРЕЙ (пауза). Нет, но когда долго сидишь на жестком стуле, особенно в струнной секции, зад немеет… извините за выражение. Время от времени приходится вставать и похлопывать себя по ляжкам, чтобы улучшить кровоток. А потом… потом от долгого стояния начинают затекать ноги. Через несколько часов все тело как чужое, растирай не растирай. Я когда ухожу с репетиции, меня ущипни за любое место – я даже не почувствую.
СОНЯ. А почему струнная секция?
АНДРЕЙ. Что почему?
СОНЯ. Вы сказали, все немеет, особенно в струнной секции.
АНДРЕЙ. Потому что во всех оркестрах струнники – самые большие пьяницы и сплетники.
СОНЯ. Андрей, вы меня совсем запутали.
АНДРЕЙ. Я пытаюсь вам доходчиво объяснить…
СОНЯ. Давайте вернемся к началу. Вы репетируете «Богему».
АНДРЕЙ. Совершенно верно.
СОНЯ. В оперном театре.
АНДРЕЙ. Да.
СОНЯ. Сочинение Пуччини.
АНДРЕЙ. Все правильно.
СОНЯ. Родился в Лукке в 1858 году.
АНДРЕЙ. Так было сказано в газете.
СОНЯ. Он еще жив?
АНДРЕЙ. Кто, Пуччини? Не думаю.
СОНЯ. А что в этом невероятного?
АНДРЕЙ. Я думаю, он умер.
СОНЯ. Вы это точно знаете?
АНДРЕЙ. Нет.
СОНЯ. Ну так что вы глядите таким букой? За дирижерским пультом дотошный немец, оркестранты трудятся, не покладая рук, а ваша Мими само очарование!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Публикации по теме: