После занавеса

ЛУКА. Кошка, говорю, взад-вперед расхаживает и на пташек вроде как и не глядит.
ПОПОВА. Ты мне мешаешь читать, Лука.
ЛУКА. А я вам поставлю стул, прямо под липой? Сидите и читайте хоть до морковкина заговенья.
ПОПОВА. Ты знаешь, я никогда отсюда не выйду! И кончим этот разговор.
ЛУКА. Эх, барыня-матушка!
ПОПОВА. Сколько раз тебе повторять? Жизнь моя кончена. Он лежит в могиле, я погребла себя в четырех стенах. Мы оба умерли. (Пытается читать.)
ЛУКА. Ну, вот! И не слушал бы, право. Николай Михайлович померли, так тому и быть, Божья воля, царство им небесное. Вы год погоревали, и будет. Не век же траур носить. У меня тоже старуха померла, я с месяц поплакал, как полагается. Помните, барыня, ее? Набожная была, работящая. Месяц траура – в самый раз.
ПОПОВА. Лука…
ЛУКА. А цельный век Лазаря петь можно токмо по привычке. Себя заживо похоронить!
ПОПОВА. Всё? А теперь я, с твоего позволения… (Утыкается в книгу.)
ЛУКА. Соседей всех забыли.
ПОПОВА. Угомонись…
ЛУКА. И сами не ездите, и принимать не велите. В городе вон полк стоит, офицеры-красавцы, каждый день военная оркестра музыку играет, по пятницам балы. Танцуй, веселись, а вы, окромя своих романов, ничего не видите! Молодая, красивая, кровь с молоком. Пройдет годов десять, и куда вы тогда? Нешто вам Лука зла желает? Профукаете свою молодость, а потом спохватитесь, ан поздно будет.
ПОПОВА. Я прошу тебя никогда не вести со мной этих разговоров.
ЛУКА. Матушка-барыня, я же вам…
ПОПОВА. Никогда. Ты знаешь, с тех пор как умер Николай Михайлович, я дала себе клятву до самой могилы не снимать этого траура и не видеть света. Ты слышишь? Жизнь потеряла для меня всякую цену. Осталась только моя любовь к мужу. Я докажу ему, как я умею любить. И пусть его тень содрогнется! Да, да, он часто бывал жесток ко мне и… и даже неверен… ты это знаешь. Но я буду верна ему до могилы, я покажу ему истинную любовь!
ЛУКА. Матушка, да как же вы ему покажите, когда он в некотором роде…
ПОПОВА. Не так уж и жарко. Пожалуй, ты затопи печь.
ЛУКА. Нынче из больницы выписывают вашу крестную Полину Андреевну, так вы велите запрячь Тоби или Великана, съездили бы к ней, отвезли свежих фруктов…
ПОПОВА. Он так любил Тоби! Он всегда ездил на нем в город, к друзьям. Сколько грации было в его фигуре, когда он изо всей силы натягивал вожжи! Тоби, Тоби… сколько ты мог бы всего порассказать! Прикажи ему дать сегодня лишнюю осьмушку овса.
ЛУКА. Слушаю.
Резкий звонок.
ПОПОВА (вздрагивает). Кто это? Скажи, что я никого не принимаю.
ЛУКА. Слушаю-с! (Уходит.)
ПОПОВА (вдогонку). Никого!
Громкие голоса в прихожей. Попова быстро подходит к зеркалу, поправляет прическу и блузку. Взгляд ее падает на фотографию покойного мужа.
Сейчас ты увидишь, Nicolas, как я умею прощать. Прощать и любить. Смотри и стыдись. И тебе не совестно? Я заперла себя на замок, все ради тебя, а ты глядишь куда-то мимо своими влажными глазами и кому-то улыбаешься, будто меня и нет…
Входит встревоженный Лука.
ЛУКА. Сударыня, там мужчина!
ПОПОВА. И что?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Публикации по теме: