Нюра Чапай

ЛАНА. Как дреды? Какие дреды? Почему дреды, блина-мандарина!
АННА ПЕТРОВНА. А насекомые  там не заведутся, нет?
ЛИЛЯКА. Ба, тебе не пойдёт. Мы тебе сделаем косички, сто штук, хочешь? Я сама сделаю тебе, прям сейчас. Хочешь?
АННА ПЕТРОВНА. Красавица писанная! Какая у меня внучка умная, красивая, как она любит бабушку.
ЛАНА. Мама, не общайся с ней, она ненормальная, она тибетская, она не православная, она атеистка, она – фэн шуй и ци знает, у неё дурное влияние улицы! Если смотреть долго в пропасть, то она отразится в тебе, так говорят!
САШИД. Бабушка, во имя всего святого! Кэш, бабло, ну?!
Упал на колени, заплакал театрально.
АННА ПЕТРОВНА (помолчала, посмотрела на Сашида). Красавчик писанный! Ты и вправду прям прирождённый «Незнайкто». Какой у меня внучок умный, красивый, как он любит бабушку. Только ты сильно-то не парься, а? (Ест). Всё получишь в своё время, Бимбо.
ЛАНА. Тебя заклинило? Сошла с ума! Послушай, мама, тебе дали не ту таблеточку. В смысле, Лиля дала тебе её не для того, чтобы ты скакала по улицам и площадям на прутике, ну, на вичке! То есть, ты болела, помнишь? Лежала пластом три дня назад, когда мы приехали, забыла? Соседи нас вызвали телеграммой, помнишь?
АННА ПЕТРОВНА. У меня что, маразм, Сашид?
САШИД. Меня зовут Саша.
АННА ПЕТРОВНА. А Лиляка говорит «Сашид».
ЛИЛЯКА (хохочет). Сашид, Сашид, говори, ба, говори. А ещё лучше – Батхед.
САШИД. Бабушка, мы специально ехали из Москвы двое суток!
АННА ПЕТРОВНА. Ой, да ладно ты, на измену-то не падай, ну? Непруха какая ... Ну и что теперь? Будешь держать меня теперь на коротком поводке?
ЛАНА. Это ты, Лилечка? Это всё ты!
ЛИЛЯКА. Я. Я за три дня перевоспитала ба. (Хохочет). Моё воспитание! Улица! Подворотня!
АННА ПЕТРОВНА. Не знаю, в цирюльне меня понимали. Все всё понимают, одна ты паришься. Слушай, Лиляка, мне так нравится говорить эти гадкие слова. Я всю жизнь, даже когда была Анна Чапай, говорила каким-то стёртым, как старый пятак, языком. А этот – как розовые яблочки. Спасибо, Лиляка. Слушай, может, мне ещё забодяжить котячий супчик?
ЛАНА. Мама! У тебя во рту язык Пушкина, Гоголя, Достоевского! А ты?!
ЛИЛЯКА. Ты говорила, что это у меня, у меня во рту язык Пушкина, Гоголя, Достоевского. И еще Толстого.
ЛАНА. Мама, что ты сказала?
АННА ПЕТРОВНА. Опять мне крылья заламывают, опять меня в лавку за керосином посылают. Что? Ну, что?! Переведи, Лиляка, что ли, ей, а?
ЛИЛЯКА. Ба хочет поесть китайской одноразовой лапши, развести кипятком. Ба, забодяжь, конечно, котячий супчик. Вскипятить тебе воды, ба?
АННА ПЕТРОВНА. Красавица писанная! Какая у меня внученька умная, красивая, как она любит бабушку. Дала бабушке таблеточку. Вскипяти, вскипяти.
Лиля смеётся, бежит на кухню, ставит на плиту чайник, зажигает спички, смотрит на них.
САШИД. Ты же умирала!
АННА ПЕТРОВНА. И?
ЛАНА. Прекрати, сынок, прекрати!
У кого-то в кармане звонит сотовый телефон. Все – Лана, Саша, Лиля - вздрагивают, кидаются шарить по карманам, достают телефоны, кричат «Алло?»



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Публикации по теме: