Нюра Чапай

ЛАНА. Она опять – «ой, да ладно»! Что это значит вообще – «ой-да-ладно»? Рот закрой! Ну, вот где она? Куда пошла? Она сказала? Она ведь мать моя, я беспокоюсь, ты почему с ней скооперировалась, сгоношилась, мне не говоришь, блин-мандарин, дочечка?!
ЛИЛЯКА. Сказала. Наш ба в цирюльню, сказала, пошёл.
САШИД. И сберкнижку с собой взял. Взяла, то есть. Я видел. Да, да, мама! Она у неё вон в той матрёшке лежала.
ЛАНА. Как сберкнижку? Зачем взяла? У нас нет денег даже на дорогу. Надо хоть какую-то курицу купить в поезд. Положь зажигалку, сказала!
ЛИЛЯКА. Не положу! Зачем курицу?
ЛАНА. Жрать, вот зачем! В купе жрать захотите! Вы мои дети, а я ваша мать, вашу мать, я должна вас кормить, кормить, кормить! Положь!
САШИД. Точно, в какой-нибудь матрёшке спрятано бабло. Все старухи прячут на чёрный день. Давай искать, ма.
ЛИЛЯКА. О, воровайки.
САШИД. А что, по-твоему, ехать без кэша, голодом?
ЛАНА (курит, ходит по комнате). Она не пила, не ела, когда мы вошли. Как, когда ты успела ей всунуть этот таблетос?
ЛИЛЯКА (смеётся). А обманула. Сказала: «Ба, хочешь туда, на небо, и чтоб вокруг тебя там твои матрёшки были?» Она говорит: «Хочу». Я ей: «Ну, выпей вот». И дала таблеточку. Чтоб она не перерождалась!
ЛАНА. А она переродилась, да ещё как! Я её такой повёрнутой вообще не видела никогда! Молодец, доченька! Отваживалась с бабушкой, пока я отвернулась! Спасибо, блин-мандарин! А я как раз была на кухне. Если б я видела, я б тебе, блин-мандарин …
ЛИЛЯКА (перестала играть с зажигалкой, смотрит на мать, улыбается). Ма, она твоя родная ма. А?
МОЛЧАНИЕ.
ЛАНА. Рот закрой. Конечно, она моя родная ма. Но ты пойми моё состояние, детка: я поехала, чтобы совершить последнее, печальное, что необходимо сделать дочери для мамы, а тут … В смысле, совсем не то … У меня настрой другой был! Что ты там подумала такое?! Положь зажигалку! Нет, я очень рада, что мама жива-здорова, просто я не знала, что такое действие будет, что она так начнёт куролесить. Бог ты мой, Бог мой … О, Чапай, Чапай, узнаю тебя, Чапай!
ЛИЛЯКА. Чего?
ЛАНА. Её так звали всегда за глаза. Она всю жизнь руководила, в профсоюзе работала, папа – подкаблучник, а она – вечно на коне, с саблей, с шашкой, на тачанке, Нюра Чапай, грёбаная такса! Господи, что я говорю?!
САШИД. Тихо! Идёт. Идёт воробей по крыше. Идёт наша ба. Готовьтесь. Сейчас будут вам балдежки.

Рок футболки liquid blue.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Публикации по теме: