Нюра Чапай

ЛАНА. Когда и куда ты ходила? Мама, ты же была у нас благообразная старушечка. Старушка. Есть бабки, а есть старухи. Ты же была старушечка и вдруг сошла с ума. Ты ведь не на нарах оказалась. Прожила достойно, как надо. Всю жизнь на руководящей работе, уважаемый человек, достойный член коллектива и вот, нате, блин-мандарин!
АННА ПЕТРОВНА. Какая я была?
ЛАНА. Благообразная, едри его налево! Вы с папой были два сапога пара. То есть – один другого смирнее, собирали спокойненько коллекцию, никому не мешали, ходили в магазин за кефиром и за хлебом, вы оба два были образцом для меня …
АННА ПЕТРОВНА. Оба два. Ага, папа. Жил грешно и умер смешно …
ЛАНА. Да, образцом благообразности!
АННА ПЕТРОВНА. Отойди, мне не видно.
САШИД. Там бокс.
АННА ПЕТРОВНА. Я люблю, когда хук с низу делают …
САШИД. Какой хук?
АННА ПЕТРОВНА. Показать?
САШИД. Тихо, спокойно, молчать, не двигаться, я ведь пока не вызываю ни «лёгкую», ни «тяжелую» бригаду?
ЛАНА. Мамочка, ну не хочешь «тяжеленькую» бригадку, давай «легонькую» вызовем, легчайшую, облегчённую такую, они укольчик сделают, помогут …
АННА ПЕТРОВНА. Вызови, дочечка. Но помни, что я - Нюра Чапай.
ЛАНА. Дети, скажите хоть вы!
ЛИЛЯКА. Ой да ладно ты со своими побочками …
САШИД. Ты, ба, позырь, вот ты кто. Была тихая сапа …
АННА ПЕТРОВНА. Сам ты позырь, сам ты сапа. Приехал доить самовар.
САШИД. Ага. Сам. Спасибо. Вникла, поняла мои проблемы. Спасибо, ты настоящая бабушка, истинная, Анна Родионовна просто, ага, спасибо.
АННА ПЕТРОВНА. Всю жизнь я прожила в страхе. Папочка прибил на кухне шкафчики, они висят на одном гвоздичке и я всю жизнь боялась, что шкафчики рухнут мне на мою дырявую башкенцию. Но всё – кончено, конец страхам. Папа был творческая личность, писал книги. Их не издавали. Так и лежит вон ворох целый. Я читала. Барахло.
ЛАНА. Что ты говоришь о нашем отце?!
АННА ПЕТРОВНА. За глаза царя ругают. А что, неправда? Хорош уж прятаться, надо честно сказать всё про него, ведь двести лет жопой дышать не будешь.
ЛАНА. Что она говорит?!
АННА ПЕТРОВНА. Да он сам признался.
ЛАНА. Когда он признался?
АННА ПЕТРОВНА. Потом расскажу, не время.
САШИД. Всё! Мы поехали на вокзал. Едем. Чего сидеть так? В Москву, в Москву, в Москву! Домой! И дома как-то решать все проблемы, тут не решить, мама!
ЛАНА. Как едем, как? Ты не видишь, ей плохо, блин-мандарин?
ЛИЛЯКА. Ей очень хорошо. Да, ба? Мощнейше?
АННА ПЕТРОВНА. Ага. Мощнейше.
ЛАНА. Тебе плохо, плохо, плохо!
АННА ПЕТРОВНА. О, забил!
САШИД. Кто? Что?
АННА ПЕТРОВНА. Гол забил. Ну, блин-мандарин! (Саше). А ты, Бимбо, что ногами всё время трясёшь? Чертей качаешь?
САШИД. Кто Бимбо? Я Бимбо? Бабушка?!
АННА ПЕТРОВНА. Ой да ладно ты, кончай тайгу пылесосить.
ЛАНА. Боже мой! Ты видишь, какая у неё каша в голове? Акула съела человека, хук с низу, футбол, чипсы, мобила, пиво, видишь? Нет, всё! «Тяжёлую» бригаду! Я сама вызову! Ей плохо! (Достала мобильный телефон, трясёт им в воздухе).

Осевые вентиляторы Москва dvir.ru



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Публикации по теме: