Мандариновая страна

(Георгий медленно поднимается со стула, смотрит в глаза Венианора, подходит близко. Один против другого. Венианору это мешает, он отступает.)

Георгий. Видишь меня? Это я. Это я - один из тех, кто тебя грабил, когда ты вернулся с гастролей из Греции.

Венианор поражен. Неожиданно входит Анна и останавливается на краю сцены. Ее не заметили.

Хватит вранья и притворства, мне надоело это. Сейчас всё кончится! Ты понял, что я сказал? Я не тот, которого знает Анна. Я просто... ну, скажу, как оно есть. Я просто бандит, преступник.
Анна. Я тебе не верю! Ты сочиняешь истории про себя, чтобы тебя пожалели...
Георгий. А, ты здесь, даже не заметил. Ты - единственный для меня здесь близкий человек. Единственная... Только ты, больше у меня никого нет. Но я, видно, не достоин тебя...

Анна села в кресло... ей нехорошо.

Венианор. А я ведь не забыл твои глаза. В них вечная меланхолия. Еще тогда я обратил внимание на твою грусть. Хоть твои глаза и грустили, но ты все же грабил...
Георгий. «Вечная меланхолия». Сразу видно, что артист выражается. Мои глаза ни о чем не говорят, они просто грустные, потому что... они мамины, у нее были такие глаза... всегда грустные, даже когда улыбалась. И я должен был родиться женщиной. Был на войне, но никого не убил. Разве я мужчина! Только пугал, только шантажировал... Но лучше бы убивал. Когда видишь человеческий страх, люди становятся такими жалкими, а некоторые становятся такими  суетливыми, неприятно на них смотреть, а вот другие, как герои, молчаливые и стойкие, вызывают гордость, но все равно испуганные...  Страх перед смертью... он внутри у каждого... они так боялись, как будто хотели меня взять с собой на другой свет... Они забирали душу мою... разрывали ее на кусочки... лучше бы я их убивал! (Смеется.) Но не мог, не хватило последней капли... смелости (Смеется.) Нет, не убивал, а только брал на испуг...

Бежит к бару, достает бутылку виски. Наливает полный фужер и все выпивает залпом
Водки хотел выпить, достал бутылку виски. Отвратительный напиток, выпью и чувствую себя как не в себе, чужаком...

Идет к краю сцены, Анна остается в кресле, а Венианор так и остался стоять  с бутылкой привезенного вина.

Я приехал в Абхазию в первые дни войны, в сентябре. Мне было всего двадцать, молодой, в голове идеи разные, глупости... Мой друг... ну, не важно, как его зовут, и говорит мне: «Поехали на войну, узнаем, чего мы стоим!» Он говорил, что «народ там богатый, у них только мандарины и туристы были». Говорил, что во время войны всегда побеждают не те, кто побольше награбит добра, а те, кто смоется вовремя. В этом он был прав... (Венианору.)  Хочешь выпить? А скажи, в Сухуми сейчас что пьют:  виски или по-прежнему чачу? Очень сильная чача у вас... только для компашки чудаков...

Подходит к самому краю сцены и присаживается на корточки.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


Публикации по теме: