Мандариновая страна

Ясон. Во всем виноват ваш Горбачев. Вы были прекрасной страной, и людям было хорошо, потому что вы были силой... Мы здесь, на Западе, знали, что направо у нас Соединенные Штаты, а налево – СССР. И у нас был выбор! Сейчас у нас нет возможности выбирать.
Анна. Он был очень мягким человеком. России нужен царь, как Великий Петр,  или тиран Сталин.
Мария. Ясон, давай в следующий раз я вас повезу в Санкт-Петербург. Как там прекрасно – дворцы, музеи. А в Эрмитаже есть даже греческий зал. Люблю Питер!
Анна. Горбачев хотел избавить нас от страха перед властью... но, достигнув  этого… бесстрашия, страна стала разваливаться с еще большей скоростью. Наша страна без страха стала падать вниз, все ниже, ниже и - «блях!» - как медуза под горящим солнцем, которая  ждет метаморфозы в простой комочек грязи... Все стало таким поганым!
Венианор.  В те годы мы и не занимались, и не интересовались политикой. Я знал только свою работу. Думал только о том, чтобы хорошо танцевать...
Анна. Дорогой, ты ошибаешься, все мы занимались и думали о политике, иначе пошли бы в тюрьму или же в дурдом. Все мы были связаны друг с другом и похожи друг на друга, общим у нас было одно – страх перед КПСС и перед государством.
Венианор. Я не помню, чтобы чего-то боялся. Я был артистом, и меня ничего не волновало и не пугало...
Анна. Тебя ничего не интересовало, потому что ты работал в признанном партией и государством коллективе, вам был дан зеленый свет на выезд за рубеж. Вы путешествовали по всему миру, вы были элитой.
Владимир. Я, признаюсь, всегда боялся. У меня всегда был ком страха внутри меня, где-то под сердцем, в желудке... Помню, всегда желудок болел, и в душе было не сладко. А когда выезжали за рубеж, всегда боялся не подвести партию, оправдать доверие начальства. В принципе за этот страх я и получал неплохие деньги, и обеспечивал себя хорошей жизнью.
Анастасия. Что ты такое говоришь, с таким опытом чего ты боялся, что плохо станцуете?!
Владимир (смеется). Нет, конечно! Боялся беглецов, боялся журналистов, всех, кто приближался к нам и нашей группе. Сегодня даже не верится, но страх остался после Сталина. Он смог народ держать в страхе и даже после своей смерти... он умер, а страх остался. Ну да ладно вам, что это мы обсуждаем неприятное прошлое, давайте вспоминать приятные события. Анна (смеется). Моя бабушка Архондиса  ненавидела Сталина. Она не называла его по имени, а только «этот дьявол». Знаете, ее мужа арестовали и расстреляли в тюрьме без причины, только потому, что был греком. Ее депортировали  с пятерыми детьми в Сибирь...  И она его сильно  боялась и уважала. Мне рассказывала, что когда узнала, что он умер, сразу заплакала, даже не могла понять почему.

Ясон. Отец народа!

Шкафы петербург, купить шкаф.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


Публикации по теме: