Мандариновая страна

Венианор. Ничего не уляжется. Этого мы ждали годы. Никогда у нас не было хороших отношений с грузинами. Никогда. Они нас просто не любили. (Смотрит на Манану.) Прости, это не о тебе, ты знаешь, как тебя уважаю!
Манана. Почему это меня не касается? Я – грузинская еврейка и очень этим горжусь. Саша – абхазец, и никто: ни мои, ни его сторона не хотели нашей свадьбы. Никто! Даже детей наших не воспринимают как истинных внуков. С кем нам идти, на чью сторону вставать? А детям нашим с кем быть?!
Ясон. Анастасия, что говорят в греческих новостях?
Анастасия. Наши политологи представляют всё случившееся как очень серьезную ситуацию, возможно, с плохим концом и большими жертвами.
Ясон. Но и здесь мы не развлекаемся, работаем. Анна, передай всем, что до тех пор, пока не получим официальную информацию о положении в Сухуми, мы не станем принимать решение о прекращении гастролей.

Возвращается задумчивый и расстроенный Владимир.

Владимир. Мой друг в Москве не может найти сына, который вместе со своими друзьями отдыхал в родном их селе, в Очамчире. Телефон в их доме не отвечает, никто не поднимает трубку целый день, он очень боится, как бы ничего страшного не случилось...
Манана. Вайме, вайме! Мои дети там, что с ними будет?! (Рыдает, хватает то Владимира, то Ясона и умоляет их.) Не надо больше выступать, уедем по домам, там - дети. Я боюсь! Саша, ну я тебя прошу, ты ведь мужчина, скажи им, что так надо! Я тебя умоляю!

Сцена 4
Анна и Ясон

Ясон. Анна, надо что-то сделать, чтобы успокоить всех.
Анна. Как мне их успокоить, это не в моих силах, я ведь здесь просто переводчица.
Ясон. Ах, Анна, ты такая беспомощная! Связался же! Ты ведь их знаешь лучше меня, найди слова, подход, скажи им что-нибудь. Путь даже и не надеются, что я соглашусь прервать гастроли! Нас ждут на семи островах Греции...  Ну, объясни им, наконец, что это в их же интересах. До конца августа завершим концерты, получат они свои доллары, заодно останутся в живых и поедут домой с полными карманами. Деньги сильнее оружия. Им будет с чем возвращаться домой.
Анна. Я постараюсь.
Ясон. Скажи мне, много греков жило в Сухуми?
Анна: Много. Мы уехали, успели. Отец мой чувствовал, что будет война. «В воздухе пахнет войной», - так и говорил. Вот уже три года, как в Абхазии было сильное напряжение, все разваливалось... Надо успеть выехать,  говорил, потому что настанет момент, когда отсюда все будут бежать в лучшем случае с одним чемоданом в руке. А бабушка советовала подождать корабль из Эллады... Она еще помнит тот первый корабль:  в 22-м году ее родители ждали корабль из Греции, чтобы он их забрал в Элладу... Но когда корабль прибыл, они не смогли уехать на нем, не было денег заплатить за билеты. Прошло шестьдесят лет, и она все еще ждала корабль, чтобы он увез ее в Грецию.

Издалека слышится  меланхоличная кавказская мелодия из дудука.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43


Публикации по теме: