Легкий воздух

ВИКТОРИЯ ДОЦЕНКО

ТАКОЙ  ЛЁГКИЙ  ВОЗДУХ
(пьеса  в 2х действиях)

© Виктория Доценко
dotsenko@bk.ru
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
ТАНЯ, 22 года, продавщица.
АНДРЕЙ, 20 лет,  друг Тани.
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА, бабушка Тани, инвалид,  75 лет.
ЛЕНА, соседка Тани, медсестра, 28 лет.
СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ. Владелец магазина, в котором работает Таня. 35- 40 лет.
АРИНА, 18 лет.
МИРОНОВА, 50 лет.
БОРЬКА,  23 года.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Провинциальный российский город конца 1990х – первой половины 2000х гг.
Двухкомнатная квартира  в пятиэтажной «хрущёвке».  Комнаты  смежные. Большая комната, в которой происходит действие,  служит гостиной и одновременно спальней Тани. Окно. Дверь в маленькую  комнату, где находится спальня  бабушки. С противоположной стороны – прихожая, входная дверь. В  глубине прихожей –   кухня,  ванная.
Мебель ещё советских времён – старый, выцветший диван,  видавший виды платяной шкаф,  полки с книгами, среди которых много научной литературы, преимущественно по физике,  обеденный стол со стульями. На стенах висят:  бабушкин диплом заслуженного учителя СССР  и   фотография Тани с Андреем на колесе обозрения.

КАРТИНА ПЕРВАЯ
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА сидит за столом в инвалидном кресле. В руках - альбом со старыми фотографиями, письмами, поздравительными открытками, почётными грамотами.
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА (глядя на одну из фотографий).  Выпуск восьмидесятого… Какие Блинова платформы напялила, а? А я сама-то? Уж за пятьдесят, а всё на шпильках? Ноги, как у спортсменки. Щиколотки, как у десятиклассницы. На выпускном перетанцевала тогда  всех! (Смотрит на свои ноги, трёт колени, морщась от боли.) Оттанцевали, старые калоши. Отрезать, на помойку выкинуть…(Откладывает фотографию, продолжает перебирать открытки, письма, грамоты. Смотрит  долго на один из конвертов, глотая подступившие слёзы.)
Открывается входная дверь, входит Таня. В руках – тяжёлые сумки с продуктами.
Была в СОБЕСе?
ТАНЯ (не сразу). Была…
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА (вся подавшись вперёд). Ну…
ТАНЯ. Отдала твоё письмо.
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА.  Прибавят?
ТАНЯ (уклончиво). Подумают. (Начинает разбирать сумки. Достаёт хлеб, булочки, продукты. Из медикаментов - шприцы и ампулы, которые кладёт в аптечку.)
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА. Который год уж всё думают, думают. Как же это так, - заслуженному учителю страны платят пенсию, на которую прожить совершенно невозможно? Наверняка, они мне чего-то не додают, себе оставляют.  Буду писать, пока не добьюсь. (Берёт лист бумаги, ручку, начинает писать.)
ТАНЯ. Бабуль, там твоих писем уже целая гора лежит. Без толку всё это.  Размер пенсии устанавливает не СОБЕС.
ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА. А куда ж мне писать? В Организацию Объединённых Наций? В Страсбургский суд? Президенту я уже писала. Он мне не отвечает.
Таня молча пожимает плечами.
Я найду на них управу. Я завтра в этот СОБЕС позвоню. Я потребую, чтоб они…
ТАНЯ. Не звони. Тебя обхамят, как в прошлый раз.
У Елизаветы Егоровны начинают дрожать губы, она всхлипывает.

Карточка тахографа электронные карты для цифровых тахографов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28