Лавры Господина Шютца

ШЮТЦ: Ещё чего? Это было отвратительно.
БИКРО: И вы так спокойно дали ему умереть?
ШЮТЦ: В ужасных конвульсиях. Бррр…
ПЬЕР: У него есть дети?
ШЮТЦ: Трое.
ПЬЕР: Что может быть ужаснее?
ШЮТЦ: Может! На его месте мог бы оказаться я! Он на два года младше, того же сложения, та же профессия. Ещё бы чуть-чуть и…! Если бы я поддался соблазну, как и он, обожраться тушёными почками, я бы тоже мог умереть. А я заказал телятину. Спасительный рефлекс меня уберёг.
БИКРО: Бедняга Шютц. Несмотря ни на что, вам придётся отвлечься от вашей печали. Кюри только что сделали грандиозное открытие! Новый металл! Радий! С этого дня одним металлом стало больше!!!
ШЮТЦ: Одним металлом больше, одним металлом меньше…
БИКРО: Именно вы будете представлять его в Академии.
ПЬЕР: Ещё до начала следующих выборов!
ШЮТЦ. Чтобы занять кресло Бинэ, а затем закончить как он, через три месяца, захлебнувшись непереваренными тушёными почками в центре Парижа, посередине бульвара Османн!
ПЬЕР: Ну, Родольф! Давайте, надо действовать!
ШЮТЦ: Вчера вечером, после его смерти, я бродил по улицам. Потом напился и пришёл сюда отлежаться. Как раненая крыса. Так как все мы крысы. Лабораторные крысы. Гоняемся за почестями, как крысы в лабиринте за сыром. И в один прекрасный день – хоп!.. Захлебнулся тушёными почками… Так что на Академию мне плевать! Я хочу только спать. Дайте же мне покоя. Я всего лишь старая уставшая крыса, я больше ничего не хочу. (Снова падает как мешок.)
ПЬЕР: Я всего мог ожидать, только не этого.
МАРИ: (Бикро) Может ты его ещё разок тряхонёшь током?
БИКРО: Не дай Бог, он описался? Тогда ему копец!
МАРИ: Но кто будет представлять наши работы в Академии?
БИКРО: Идите к Лагроле. Шютц с ним на ножах, но наши школы относятся к одному университетскому департаменту. Кстати, в случае, когда нужно что-то решить, а Шютца нет на месте, надо идти к нему. А Шютца, в данном случае, нет… если можно так выразиться.
ПЬЕР: Но Лагроле не может представлять нашу работу! Он ничего не знает. Он абсолютно не в курсе.
БИКРО: Не беспокойтесь, его это не смутит. Как только он почувствует, что здесь пахнет наградой, да ещё за счёт Шютца, посмотришь как он затрясётся. Маленькое местечко под солнцем, чтобы его имя внесли в коммюнике – вот и всё, чего он попросит. Он тебе быстренько нацарапает туманный комментарий, и вперёд!
МАРИ: А ты думаешь, что Шютц сам царапает комментарии? Мы приносим полный набор. Ему остаётся только поставить подпись.
БИКРО: Тогда идите к Лагроле немедленно!
ПЬЕР: (Указывая на Шютца.) Представь, что будет, когда Шютц придёт в себя. Он нам не простит никогда, если вместо него в Академию будет избран Лагроле.
МАРИ: Дадим ему двадцать четыре часа.
БИКРО: Для чего?
ЖОРЖЕТТ: На войне, если генерал наложил в штаны, войском имеет право командовать солдат!
ПЬЕР: (Нерешительно.) И всё-таки, обращаться к Лагроле…



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Публикации по теме: