Лавры Господина Шютца

МАРИ: Не такие, как мы, значит.
ЖОРЖЕТТ: Ну… То есть люди, которые хоть изредка собираются семьёй. И хоть немного интересуются своими детьми. Которые не возвращаются каждый день домой грязные с ног до головы и не имеют таких долгов во всех лавках.
МАРИ: (Быстро царапает записку и протягивает её Жоржетт.) Очень хорошо, Жоржетт. Я только вас попрошу отнести Ирэн к моей сестре и отдать ей эту записку. А после вы можете бежать к Бусико. До свидания, спасибо за всё.
ПЬЕР: До свидания, Жоржетт.
ЖОРЖЕТТ: И вы так легко со мной расстаётесь, как будто я кусок дерьма. Тут из кожи вон лезешь для своих хозяев, а им плевать. Ну так я вам сейчас скажу: сами вы дерьмо! Выучиться, чтобы потом вкалывать, как чернорабочие, и при этом не уважать трудящихся – я называю это… это…
(Она берёт записку и выходит, хлопнув дверью. Пьер и Мари продолжают работать. Дверь снова открывается – это Бикро. Пьер в крайнем раздражении.)
БИКРО: Что вы сделали с мадемуазель Жоржетт? Мы сейчас столкнулись нос к носу. Она меня как отпихнёт…
МАРИ: Мы для неё недостаточно приличные люди: у нас долги, домой мы приходим грязные…
БИКРО: Вообще, если на вас так посмотреть…
ПЬЕР: Ну, дальше…
БИКРО: Я не знаю, что вы там ищите, дробя эти скалы, как два каторжанина, но вид у вас жалкий.
ПЬЕР: По-твоему мы развлекаемся? Значит на то есть причины.
БИКРО: О, я в этом не сомневаюсь. Я не хочу показаться навязчивым, но вы могли бы, по крайней мере, позволить себе оплатить рабочих, если бы доверились мне…
ПЬЕР: Продав тебе лицензию! Да мне осточертели твои лицензии! Наука должна оставаться чистой, я в этом уверен. Слышишь?  И я прав, потому что ты…  Хочешь правду? Тебя поглотила торговля! Твоей целью было финансировать собственные исследования, а что ты нашёл за последние четыре года? Ничего, ровным счётом! Только бабки, бабки, бабки…
БИКРО: Я опять начинаю исследования.
ПЬЕР: Четыре года, как в прорву! Люди гибнут за металл!? На свете есть металлы, не менее интересные, представляющие другую ценность!
БИКРО: Ты можешь себе позволить презирать деньги, твой папочка был врачом, ты не знал никакой нужды, в шелка сморкался.
ПЬЕР: Я в шелка сморкался?!
БИКРО: Во всяком случае, больше, чем я! Я – сын лавочника! И по отношению к моей семье, которая пожертвовала для меня всем, я обязан хотя бы внешне выглядеть благополучно. Моя мать сорок лет торговала салатом, от этого у неё отмороженные руки. Она хотела видеть меня хорошо одетым и я не имею права её разочаровывать. Вот я и одеваюсь. Раз в неделю я их вожу в мюзик-холл выпить абсента и послушать, как Брюан поёт про то, что по дороге в Лувье жил путевой обходчик, что у него была тяжёлая работа и мне всё это нравится, и я не позволю какому-то оборванцу-идеалисту учить меня жить!
ПЬЕР: Вон отсюда! Твой салат, твои обмороженные руки, твой абсент, твои гетры и твоего Бретона, засунь их себе знаешь куда?!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Публикации по теме: