Лавры Господина Шютца

ПЬЕР: Потихоньку приближаемся к тонне. Куча во дворе уменьшилась наполовину.
МАРИ: Всего лишь.
ПЬЕР: Тебе уже осточертело?
МАРИ: Это напоминает Пиренеи. Мне не терпится преодолеть вершину.
ПЬЕР: Вершина измеряется не тоннами пэкблэнда, а милиграммами радия. Пока мы его не отделили от бисмута, считай, что мы ничего не сделали. Для сравнения, мы находимся в предместьях По.
МАРИ: Ты, по крайней мере, можешь подбодрить!
(Входит Шютц, в сопровождении ректора Де Клоза.)
ШЮТЦ: Друзья мои, господин ректор настоял на встрече с вами. Осторожно, здесь мешки, господин ректор.
ДЕ КЛОЗА: Бог ты мой, да здесь настоящая стройка! Здравствуйте, друзья мои.
ПЬЕР: (Едва кивнув головой.) Господин ректор… (Мари ограничивается слабым кивком головы.)
ДЕ КЛОЗА: Я хотел поговорить с вами. Сложилась довольно деликатная ситуация. Со всех концов мира французскую Академию наук донимают вопросами, более или менее учтивыми, о состоянии дела государственной важности. Если радиоактивность, как на то намекает Резерфорд, в конце концов, ни что иное, как освобождение энергии в результате замедленной химической реакции между ураном и горной породой, в которой он содержится, то весь мир возмутится и обвинит нас в шарлатанстве. Профессор Шютц уверяет меня, что нет никаких оснований для беспокойства. Но мне хотелось бы услышать подтверждение непосредственно из ваших уст.
ПЬЕР: (Указывая на лабораторию.) Чем мы сейчас и занимаемся, господин ректор.
ДЕ КЛОЗА: Вы собираетесь выделить уран из всего этого пэкблэнда?
ПЬЕР: Мгм, мгм…
ДЕ КЛОЗА: Какая чушь! Университет мог бы вам доставить уран из пэкблэнда уже извлечённый.
МАРИ: Господин ректор, наберитесь терпения!
ШЮТЦ: Терпения?! Уж чего-чего, а этого им не занимать! Всему есть предел. Терпение Академии иссякло. В конце-концов, Пьер…
ДЕ КЛОЗА: Если вы мне сейчас не дадите никакой информации, на кого мы будем похожи?
ПЬЕР: На молчаливых учёных. Вы же можете им сообщить, что мы работаем.
ДЕ КЛОЗА: (Показывая на пэкблэнд.) Ну и что вы хотите доказать всем этим? Мне-то вы можете сказать?
ПЬЕР: К сожалению, ни вам, ни кому-либо другому.
ШЮТЦ: Пьер!
ДЕ КЛОЗА: Но!.. Но ведь я ваше вышестоящее начальство!
МАРИ: Да, но как специалист в молекулярной физике, вы ни хрена не петрите, а только путаетесь под ногами и отнимаете время. Сказано вам – подождите! И отцепитесь.
ДЕ КЛОЗА: Я… Что? Я ни хрена не петрю?
МАРИ: Да, ничего, ни шиша! Ну, признайтесь!
ШЮТЦ: Но как же можно… Так непочтительно!
(Де Клоза останавливает Шютца красноречивым жестом, мол 'оставьте, я способен контролировать ситуацию.')
ДЕ КЛОЗА: Совершенно верно, мадам, точно так же, как в астрономии для вас Уранус и Орбит – ни что иное, как непристойности!
МАРИ: Уран – это седьмая планета солнечной системы, а орбита – эллиптическая траектория.
ДЕ КЛОЗА: (Сухо её обрывая.) Что называется перифелией? Галактическим планом? Какая самая близлежащая звезда? И на каком расстоянии она находится?
МАРИ: Что вы хотите доказать?

Наука физика.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Публикации по теме: