Лавры Господина Шютца

ПЬЕР: Тебе подарок. Походный вариант моего электрометра. Он нам пригодится, когда мы будем ставить палатку. В конце апреля много мошкары. А я заметил, что вибрации их привлекают. И когда они пролетают между электродами, электрическая дуга провоцирует у них инфаркт…
МАРИ: Ты потрясающий! У меня тоже для тебя есть свадебный подарок. (Протягивает ему книгу.)
ПЬЕР: (Читая название.) 'Периодическая классификация и атомные массы элементов, выраженные в молях открытые Менделеевым.'! Это то, о чём я мечтал! (Подходит к ней, чтобы поцеловать.)
ШЮТЦ: Иду ва-банк! Я согласен. Давайте сюда вашего 'ребёночка'. Может, я делаю величайшую глупость, но вы достаточно чокнутые, чтобы случайно попасть в десятку. Всё ставлю на карту. Но предупреждаю: если вы меня надули, можете крутить педали хоть до Уагадугу, всё равно я вас достану, я вас размажу, я вас… (Делает жест безымянным пальцем вверх.)
ПЬЕР: Поживём – увидим!
(Они выходят. Шютц замирает на мгновение в  нерешительности, затем, погружается в коммюнике, достаёт из него фото-негатив, рассматривает на свет. Занавес, конец первого акта.)

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

В обстановке лаборатории произошли изменения: появился ковёр, второй шкаф, кресло. Там, где в первом акте были только стулья, появилось новое лабораторное оборудование. Лето. Окна открыты, слышно чирикание воробьёв, Кюри работают. На Марии очаровательное просторное летнее платьице, оно ей очень к лицу. Пьер в рубашке и расстёгнутом жилете.
ПЬЕР: (Показывая Мари письмо.) Балтиморский университет приглашает нас провести конференцию по радиоактивности. Дату мы можем выбрать сами. Что ответим?
МАРИ: О, нет! Я думала, что весь этот цирк уже закончен! Ответь, что мы больше не проводим конференций и пошли им стенограмму твоего выступления в Лондоне. К тому же, по поводу радиоактивности ничего нового мы не скажем. Вот уже несколько месяцев, как мы топчемся на месте.
ПЬЕР: Ну всё-таки… Соединённые Штаты – активно развивающаяся страна…
МАРИ: Если пресса и учёные всего мира не оставят нас в покое, это закончится тем, что мы начнём опаздывать по сравнению с другими в изучении урановых лучей. Есть этот англичанин…
ПЬЕР: Резерфорд.
МАРИ: Да, Резерфорд, он продвигается с невероятной скоростью, и это меня очень беспокоит.
ПЬЕР: Что ж, каждому своя ноша. Лично я опять вернулся к кристаллографии.
МАРИ: Да, но это я первая в мире интуитивно почувствовала, что от урана исходят 'Х'лучи, и именно я назвала этот феномен радиоактивностью! Обидно указать дорогу другим, а самой остаться в стороне.
ПЬЕР: Ну ладно, в Балтимор не поедем.
(За окном возникают две руки с фотоаппаратом. Вспышка.)
МАРИ: О, нет, хватит!
(Пьер бежит, чтобы отогнать назойливого газетчика. Через некоторое время он возвращается.)
ПЬЕР: Конечно же удрал.
МАРИ: Как можно работать в подобных условиях! (Стучат в дверь.) Что там ещё?
ПЬЕР: (Сухо.) Войдите!
(Дверь открывается – это Бикро. Одет, как денди: перчатки цвета слоновой кости, котелок серо-жемчужного цвета, гетры.)



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Публикации по теме: