Лавры Господина Шютца

(На часах 9.30. Прояснилось. Снег больше не идёт. Мари заканчивает проверку работ, забытых Пьером на столе. Пьер с напускной чопорностью входит в лабораторию, избегая взгляда Мари, направляется к печке – погреть руки. Затем снимает пальто. На нём белый халат, на сей раз правильно одетый.)
МАРИ: Как прошла ваша лекция, профессор Кюри?
ПЬЕР: (Холодно.) Очень хорошо, спасибо, мадемуазель Склодовска.
(Пауза. Пьер подходит к столу.)
МАРИ: Профессор Кюри, я позволила себе проверить работы ваших студентов и сделать в них исправления. Карандашом.
(Пьер листает работы. Пауза.)
ПЬЕР: Это очень хорошо.
МАРИ: Спасибо.
ПЬЕР: Тем не менее, попрошу вас всё это стереть.
МАРИ: Но почему?
ПЬЕР: Это неэтично. Мои студенты имеют полное право на мою личную оценку их работы. Это моя обязанность.
МАРИ: Но какая потеря времени!
ПЬЕР: Принципиальность нельзя считать потерей времени, так же, как и честность. Это два основных качества, которые отличают настоящего учёного, и которых вы, судя по всему, лишены.
МАРИ: Мне очень жаль, что мне пришлось устроить весь этот спектакль. Хочу вам сказать, что я восторгаюсь вашими научными работами. Они очень известны в Польше.
ПЬЕР: Да что вы говорите?
МАРИ: Но это правда! Мой профессор, мадам Пачула, только и говорит, что о вашем пьезоэлектричестве.
ПЬЕР: Всё то, что произошло полтора часа тому назад, тоже правда. Как и то, что произошло раньше. Три разных правды в течение одного утра – это как-то настораживает.
МАРИ: (Показывая электрометр Пьера) Очень хорошо. Это - кварцевый пьезоэлектрометр. На первый взгляд, этот аппарат служит для измерения электрического тока очень слабой мощности, проходящего через различные металлы. Таким образом, он показывает степень электропроводимости любого металла. Мне продолжать? (Пьер смотрит на неё,  потеряв дар речи.) Очень хорошо. Не могу же я вас насильно заставить со мной разговаривать. Что ж, в таком случае постараюсь хоть как-то быть полезной, и начну с этих окон, которые давно пора помыть.
(Повернувшись спиной к Пьеру,  она берёт бутылку с нашатырным спиртом, тряпку, становится на стул и начинает мыть стёкла, бессознательно покачивая бёдрами. Пьер безрезультатно пытается погрузиться в эксперимент, но не может сконцентрироваться: он заворожён силуэтом Мари.)
ПЬЕР: (Не выдерживая.) Ммм… Мадемуазель Склодовска, я должен признаться, что ваша проблематика весьма отличается от моей. (Мари невозмутимо продолжает тереть стёкла.) Вы - женщина, я – мужчина. Вы приехали из оккупированой страны, я живу в свободной стране… Вероятно, для того, чтобы выжить, вы можете поступать только так, как вы это сделали.
МАРИ: (Не оборачиваясь, очень сухо.) Если вы хотите этим сказать, что человек – это продукт общества, в котором он живёт, а не наоборот, то это банально.
ПЬЕР: Это, так называемая, идея позитивизма.
МАРИ: (Всё ещё к нему спиной.) А я – позитивистка.
ПЬЕР: Что?
МАРИ: Я говорю, что я – позитивистка. Может, вам это и не нравится, но это так.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39


Публикации по теме: