ИМПЕРАТРИЦА

Гаррис. Разумеется, граф. – У меня на родине знают героя Чесменской битвы. В свое время о вас восторженно писали все английские газеты. Англичане еще не забыли ваши благородство и милосердие к поверженному противнику, когда, одержав победы над турецким флотом в Хиосском проливе и в Чесменской бухте, вы приказали спасать тонущих турецких моряков. Что же касается лорда Пемброка, то он вам благодарен еще и за то гостеприимство и радушие, с которыми вы встречали его сына с другом у себя в Москве… Я надеюсь, граф, что наши отношения позволяют и мне рассчитывать на вашу помощь. Дело в том, что все мои усилия наладить дружеские отношения между нашими странами наталкиваются на глухую стену. Исключая вас и ваших братьев, в окружении ее величества нет ни одного человека, которого бы заботила судьба наших отношений.
Орлов. Вы знаете мое положение. Я отставлен от всех постов и лишен милости императрицы.
Гаррис. Руководитель экспедиции в Архипелаг, внесший решающий вклад в победу над турками, разве может быть забыт и оставлен без дел? Я думаю, что если бы вы захотели, вы бы могли вернуть себе и расположение императрицы, и ее привязанность. Ваша слава в глазах современников несравненно выше славы Потемкина и даже фельдмаршала Румянцева. Многие смотрят на вас, как на единственного человека, способного сохранить или, скорее, восстановить достоинство и честь империи.
Орлов. Я имел беседу с императрицей и убедился, что я не пользуюсь у нее прежним доверием. Вещи, для меня столь очевидные, оказываются недоступными ее уму, который еще недавно считался лучшим в Европе. Она находится под влиянием демона.
Гаррис. Вы имеете в виду князя Потемкина? В нем вы видите причину своего удаления.
Орлов. Да, в нем. Этот человек вкрался к ней в душу и делает с ней все , что захочет. Он внушил ей, что я примкнул к партии Панина, которую поддерживает великий князь, и этим вызвал в ней скрытую недоброжелательность ко мне. Подумать только! Она отказала мне в самой незначительной просьбе, а ведь еще недавно она была так щедра ко мне и моим братьям. В последнее время я не был приглашен ни на один обед во дворец!
Гаррис. Неужели нельзя ничего изменить? У вас столько друзей.
Орлов. Мы уже не те, что были. Даже верни ее милость, мы не смогли бы здесь удержаться. Да и поступок такого рода навлек бы на нас вражду великого князя, а я в высшей степени хочу сохранить за собой его расположение. Его время скоро придет! Вследствие этих причин мы будем оставаться в Москве, готовые явиться сюда на первый зов, ибо, несмотря на перемену обращения с нами, мы никогда не забудем, чем мы обязаны ей.

Алеша входит.

Милорд, дозвольте представить вам Алексея Григорьевича Бобринского.
Гаррис (сухо кланяется). Я не имею возможности больше ждать князя Потемкина. (Уходит.)
Орлов. Государь мой Алексей Григорьевич, как это хорошо, что я вас встретил. Ведь у меня к вам поручение. (Передает деньги.) От кого, не догадываетесь?

Информация камины печи здесь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32


Публикации по теме: