Dvarи

Т а н я. Ничего. Вы помешались на дверях, а я – на окнах. Каждый день я их вижу, свои окна!
Б у б л я. Какие окна?
Т а н я. В доме напротив!
Б у б л я. Ты живешь в доме напротив?!
Т а н я. Разумеется! Я говорила, только ты не слышал меня, не слушал! Потому что ты всегда слышишь только себя!
Б у б л я. А в какой квартире?
Т а н я. В квартире номер пять!
Б у б л я. Значит, все это время я писал... (пауза). И ты носила письма сама себе? Не уходи! Помнишь, ты говорила, что внутреннее содержание для меня важнее?
Т а н я. Да. Содержание твоего внутреннего я. Господи! Вокруг меня никого нет...
Б у б л я. Как нет? А я?
Т а н я. А ты вокруг себя! Ты даже собаку завести не можешь! Ты можешь только мечтать и строить планы! Копаться в себе и думать о том, что внутри, а не о том, что кругом!
Б у б л я. Поэтому ты возвращаешься к мужу?
Т а н я. Да.
Б у б л я. А письма? Мои письма?
Т а н я. Письма кому?
Б у б л я. Тебе.
Т а н я. Мне той, или этой? Письма почтальону, или жене казино?
Б у б л я. Тебе одной.
Т а н я. Я тебе не нужна. Тебе нужен идеал, воображаемая возлюбленная, чистая и недосягаемая. Придуманная и сшитая по выкройке, как летнее платье. Женщина-праздник. Праздник, праздник, праздник! День открытых дверей!
Б у б л я. Ты ошибаешься...
Т а н я. Это ты ошибаешься! Я ухожу. Вернее, уезжаю. Мы уезжаем из города. Вот письмо, я принесла его в квартиру номер один тогда, давно...
Б у б л я. Это для Карпа Семеныча?
Т а н я. Да.
Б у б л я. Ты даже не попрощаешься с ним?
Т а н я. Нет.
Б у б л я. Но ведь он...
Т а н я. Нет. (уходит).
Б у б л я. Это жестоко! (кричит ей вслед). Ведь когда-нибудь все кончится! Пойми, наконец! Наш дом, твой дом, я, ты, двери, потолок, стены – вообще ничто не будет иметь значения! Так для чего всё, скажи? (садится, почти плачет). Что же тогда останется? Мечты, развеянные в воздухе? (смотрит на конверт). Или собранные в письма? А если – не собранные, то куда они деваются? Может, их уносит бумажный змей? А, может, самое заказное из всех заказных писем? (вертит письмо, потом, наконец, решает его вскрыть). «Глубокоуважаемый Карп Семенович! Убедительная просьба: вернуть нашу дверь до конца квартала. Сотрудники музея». (пауза). Наверное, они уже забыли... Глупость какая! Это ж дверь, а не скатерть... (поднимается по ступеням вверх). Они ждут, надеются... Правда, непонятно, зачем. Ведь когда-нибудь все кончится. А они все равно хотят быть счастливыми со своей дверью. Но двери счастья открываются не внутрь, а изнутри. Поэтому их невозможно распахнуть ударом сапога... Все суета... Люди стремятся наполнить дом вещами, а душу – впечатлениями. Зачем? Ни двери, ни стены, ни потолок не будут иметь значения... Что же тогда останется? Мечты, слова? Или собранные в письма стихи? А если – не собранные, то куда они деваются? Может, их уносит бумажный змей? Или самое заказное из всех заказных писем?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17


Публикации по теме: