Без покаяния

ДМИТРИЙ. Сто, Давыд...  А свободных денег не только что сто - а и одной-то тысячи сейчас нет. Что хочешь - то и делай. Где и брать ума не приложу. Занимать, видно, придется.
ДАВЫД. А Сусанна Юрьевна что говорит?
ДМИТРИЙ / вспыхнув /.  При чем тут Сусанна Юрьевна?!..  Не ведает она. Не доложили, видно, ещё доброхоты. Иначе бы тут дым коромыслом.
ДАВЫД. Может, и доложили - да не до того ей. Видели вы её? Анна Фавстовна сказывает, как и не в себе всё еще. И не принимает никого, и сама не выходит. / С усмешкой. /  Никак боится, что Анька с того света на ночку отпросится да резать её придет.
ДМИТРИЙ / не сразу /. Жаль беднягу... Всё-таки молодцом поступил.
ДАВЫД. Уж не знаю, стоило ли молодцом-то да на тот свет себя отправлять. Однако как же,  Дмитрий Андреевич,  так ли, сяк ли, а занимать-то всё равно придется?! Казна - не Давыд Никаев, ждать не станет!.. Уж коли в долг-то всё равно брать не миновать,  так где сто, там и сто десять, Дмитрий Андреевич...
ДМИТРИЙ / побагровев вдруг, сжав кулаки, с пылкостью и гневом совершенно неожиданном для его флегматичной натуры /.  Не  отда-а-м!!!..
Давыд замер, ошеломленный вспышкою гнева Хозяина. Вошел Масеич со штофом. Прошаркал к буфету. Наливает водку в рюмку.
/ Спокойнее. Но ещё с трудом переводя дух. /  Не отдам я ее Бобрищеву. Ступай!
Давыд вышел. Масеич с рюмкой на подносе подошел к Дмитрию.
МАСЕИЧ. Не надо бы, барин...
ДМИТРИЙ. Пустое... / Взял рюмку. Пьёт. /
МАСЕИЧ. Право, не надо бы. Вид у вас... - впору патрет писать...
ДМИТРИЙ / поперхнувшись /. Что?..
МАСЕИЧ / вздохнув /. Так я... так это... Ваша воля...
ДМИТРИЙ. Масеич... ты... здоров?
МАСЕИЧ. Я-то что же... мне-то что сдеется!  А хоть бы и помру,  к примеру, так и пора уж. А вам - жить бы да жить...
ДМИТРИЙ / раздраженно /. Ступай!
Масеич вышел. Дмитрий смотрит ему вслед. Перевел взгляд на портреты стариков Басман-Басановых...
Вечер.  В гостиной на ковре лежит ничком Сусанна.  В 'холостой' спальне сидит в кресле у окна с бокалом в руке Дмитрий.  В гостиную вошла Анна Фавстовна.
АННА ФАВСТОВНА. Золотая моя, там Павел Александрович опять...
СУСАННА / резко /. Сказано вам!
АННА ФАВСТОВНА / после паузы /.  Лекарство-то опять не выпили поди? Выпейте, не упрямтесь. Вениус худого не посоветует.
СУСАННА / глухо /. От моего недуга нет у него лекарства.
АННА ФАВСТОВНА. Да полно вам. Мне не верите - Вениусу-то уж поверьте! Говорят вам, кровью истек давно. У кого прятался, те и закопали где-нибудь тайно.  Самим чтоб за содействие злодею наказанными не быть. Вы вот опять 'дура' скажете - а я и ещё вам повторю: что Бог даёт, то к лучшему. Всё теперь. Страху вашему конец!
СУСАННА. Дура и есть. 'Страху конец...'  Да на всё бы я теперь на свете согласилась, только бы жив он был.  Много у меня их было, - кому и знать, как не вам! - много... однако, как ни много, а все так... мелкота, собачонки...  ни ума,  ни воли,  ни силы. Один он любил меня, как любить-то следует. А я что же...  сама я и погубила его...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52


Публикации по теме: