Без покаяния

ДМИТРИЙ. Я... имя мне ничего не объясняет...  Ты скажи мне...
СУСАННА. Кто он такой? Канцелярист дядюшкин.
ДМИТРИЙ. Канцелярист?!
СУСАННА. Да.
ДМИТРИЙ. Канцелярист... пусть... Но я... не про то я тебя спрашиваю. Кто он тебе?  За что он тебя хотел зарезать?
СУСАННА. Из мести.
ДМИТРИЙ. Что?.. Как?!
СУСАННА. Да вот так. Очень просто! Онисим этот - малый скрытный, хитрый. Он с Анною Фавстовной любезничал. Я-то думала, пусть Анне Фавстовне развлеченье... А он с умыслом, оказывается, амуры с нею разводил. Для отвода глаз. Из дерзости своей посмел он не в неё, в меня влюбиться. И уж ладно б любил да молчал, так он стал ещё, холоп, и говорить мне о своей любви. Мне! Дворянке!.. Надо было мне сразу Аниките Ильичу сказать -  он-то с лица земли бы стер его за дерзость. А я, как ни поражена была,  а не сказала, пожалела его. Думала, пройдет его безумие.  А он вместо того, чтоб образумиться, смелее только ещё да отчаяннее стал.  До того отчаянней, что когда влез-то на балкон, так и впрямую угрожать уж мне не постыдился. Если не примите, мол,  любовь мою, так я и над собою и над вами такое учиню, что не обрадуетесь! Вот, на беду, и сказала я ему, что теперь-то непременно дядюшке пожалуюсь. А он - за нож. Отомстил! За 'любовь свою отвергнутую...'
ДМИТРИЙ. Я знал, я так и угадывал!.. Я предполагал... хоть и смутно, но так, как ты и сказываешь...  А что же... почему ж ты сразу как случилось, дяденьке о нем не сказала?!
СУСАННА. Почему не выдала? И сама не знаю. Испугалась. Да и как сказать было?  При всех?  Чтоб всяк свое думать стал, на свой лад стал бы мною сказанное в досужих думках своих переиначивать?!.. Дяденьке, одному ему, может, и скажу, пожалуй.  А то злодея жалею, а себя - нет. Он ведь... он и опять прийти может. И тогда уж точно зарежет...
В спальне Аникиты Ильича горит свеча на столике у кровати...
АНИКИТА ИЛЬИЧ / в постели /. Ни ласки от тебя не дождешься, ни... Чай, не каменный!  И моё терпение конец имеет. Ладно б в первый раз...
АЛЛА / в слезах /. Дяденька Аникита Ильич! Дозвольте в монастырь идти...
АНИКИТА ИЛЬИЧ / с мрачным изумлением /.  Что?..  Вот ещё...
АЛЛА.  Дозвольте,  дяденька... отпустите...
АНИКИТА ИЛЬИЧ. Вот уж правду говорят: ума нет - человек калека.
АЛЛА. Отпустите! Дяденька! Христом Богом молю...
АНИКИТА ИЛЬИЧ.  Цыц!..  В  монастырь  кто  идет?!  Кому  в миру - край. А у тебя?! Какое такое горе великое?
АЛЛА. У меня-то... самый край и есть... / Встала, одевается. /
АНИКИТА ИЛЬИЧ. Вижу!  'Край!'  Точно так!.. Да только и то вижу,  что у тебя оттого этот 'край', что ума не переизбыток. Сказывал я тебе мысль свою: зачнешь - так и...
АЛЛА. Дяденька, отпустите! Я и за вас буду Господа молить...
АНИКИТА ИЛЬИЧ. Цыц, сказываю. Заладила!.. / Сел на постели. Смотрит на одевающуюся Аллу. Не сразу. С непривычной в нем нежностью. /  Знать, наказал меня тобою Господь... глупою да рыжею... Наказал! Иначе почто душа-то так-то уж к тебе поворотилась?!
АЛЛА. Да что же... виноватая я?! Что вы так-то...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52


Публикации по теме: